Главная / Газета 15 Сентября 2006 г. 00:00 / Культура

Алло, мы душим таланты

В мире возрождается мода на цензуру в искусстве

ВЕРА ЩИРОВА

Цензоры разных стран, будто сговорившись, объявили открытую войну людям искусства. За последние три месяца под жесткую руку критиков попали все – писатели, актеры, художники, мультипликаторы, певцы со всего мира. И для каждого обвиняемого у цензоров нашлись веские доводы, чтобы запретить его творчество или даже наказать тюремным заключением. Россия тоже отличилась. Несмотря на то, что в нашей стране цензура официально запрещена, в Сыктывкаре «завернули» пьесу по «Сказке о попе и работнике его Балде» самого Александра Пушкина.

Под государственный запрет могут попасть и новая трактовка библейских сюжетов...<br>Фото: AP. MIKHAIL METZEL
Под государственный запрет могут попасть и новая трактовка библейских сюжетов...
Фото: AP. MIKHAIL METZEL
shadow
Пушкин снова в опале

Как уже сообщали «НИ», против спектакля, который был поставлен по известной каждому школьнику сказке, выступил один из членов худсовета, секретарь Сыктывкарской и Воркутинской епархии отец Филипп. Он разглядел в, казалось бы, безобидной и смешной истории массу оскорблений священнослужителей. И в связи с этим не дал благословление поставить сказку к столетнему юбилею Шостаковича. В опере планировали использовать музыку, написанную композитором в 1930 году к мультику о попе и Балде. «Шостакович написал музыку к этой сказке не по своей воле, когда в стране шли гонения на церковь. Да и Пушкин раскаивался, что написал эту сатиру», – заявил отец Филипп.

Как ни странно, руководство театра к критике прислушалось и отказалось ставить оперу. Почему театралы Коми так покорно смирились, непонятно. Впрочем, их история пока еще не приобрела громкой шумихи. А вот когда ФСБ раскритиковала фильм режиссера Александра Атанесяна «Сволочи», скандал вышел громкий. Федеральная служба безопасности, усмотревшая ложные факты в картине, так активно требовала от продюсера внести правки, что ему ничего не оставалось, как подчиниться. В итоге фильм хоть и минимально, но «отредактировали».

Но если для сегодняшней России характерна все-таки «рекомендательная» цензура (к которой, впрочем, сложно не прислушаться) и цензоры действуют, стараясь не афишировать свою деятельность, то их заграничные коллеги активно работают на публику, запрещают все, что вздумается, громко и с оглаской на весь мир. И что интересно, прослеживаются две тенденции. Одни критики подвергают цензуре творчество иностранного происхождения, тем самым якобы защищая интересы своей страны. А другие запрещают работы родных, но слишком правдолюбивых творцов, которые готовы рассказать всему миру обо всех страшных тайнах своей страны.

...и безобидные мультяшные персонажи.
shadow Пятачок оказался свиньей

Лучше всех свой хлеб отрабатывают турецкие цензоры. Они в пух и прах разнесли наивный мультик про Винни Пуха, не пустив его на телеэкраны лишь потому, что медведь дружит с Пятачком, который является свиньей, а свинья, согласно исламу, нечистое животное. Но если мультик просто не допустили до эфира, то турецкой писательнице Ипек Чалышлар грозит серьезное наказание. Один из читателей, прочитав роман о жене «отца турок» Мустафы Кемаля Ататюрка, обратился в прокуратуру с жалобой на писательницу. В одном из эпизодов книги он разглядел преуменьшение героизма Ататюрка, а это является нарушением турецкого закона об охране его памяти. Теперь за свое творчество писательница может угодить в тюрьму на четыре с половиной года.

Дефицит героизма обнаружен недавно и в старинном польском фильме «Четыре танкиста и собака». Против трансляции фильма на ТВ выступили ветераны Армии Крайовой. Они упрекнули создателей в том, что там недостаточно показан трагизм войны, нет ни одного слова о варшавском восстании, и добились того, чтобы ленту больше никогда не показывали. Польские телевизионщики не стали перечить ветеранам и пообещали переснять картину.

А вот китайский режиссер Лоу Е оказался более строптивым. Он посмел ослушаться цензоров Государственного управления по радио, кино и ТВ Китая, которое запретило ему вывозить картину «Летний дворец» на последний Каннский фестиваль. Формально цензоры объясняли это низким качеством ленты, однако в ней упоминаются неприятные для китайских властей студенческие волнения 1989 года. И не исключено, что «красный свет» зажгли именно по этой причине. Режиссер украдкой вывез фильм и продемонстрировал его в конкурсной программе. «Летний дворец» в Каннах ничего не получил, зато китайские власти «наградили» Лоу Е запретом на профессиональную деятельность в течение пяти лет.

А вот чем закончится история с популярным египетским певцом Шаабаном Абдель-Раимом, даже предположить сложно. На него ополчились власти Израиля. Гнев чиновников вызвала его новая песня «Солдаты», посвященная последним событиям в Ливане. Израильское посольство уже направило письмо в министерство внутренних дел Египта, в котором жестко раскритиковало работу тамошнего комитета по цензуре. Чиновники подчеркивают, что этот инцидент может негативно повлиять на израильско-египетские отношения.

Самыми же громкими скандалами последнего времени отличились фильм Рона Ховарда «Код да Винчи» и Мадонна со своими выходками на кресте. «Код» запретили в Индии, Пакистане, Египте, на Филиппинах, в Китае, Азербайджане и в некоторых городах России. Впрочем, запреты пошли только на руку прокатчикам, которые получили с показа рекордные сборы. Да и Мадонна, попавшая в разряд «злодеев» практически во всех странах, не возражает против подобной рекламы.


Климент (Герман КАПАЛИН), управляющий делами Московской патриархии, митрополит Калужский и Боровский, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам сохранения культурного и духовного наследия:
– Мы не выступаем против развития творческого потенциала человека, развития культуры. Как в истории с «Кодом да Винчи» и с Мадонной, мы выступаем против тех моментов, которые наносят оскорбление религиозным чувствам верующих. В «Коде да Винчи» искажается сама истина, искажается то, во что миллиарды людей верят. Что касается Мадонны, то мы не выступаем против ее искусства, творчества, таланта, а вот использование креста в ее программе наносит верующим оскорбление. Мы должны научиться уважать друг друга, уважать ближних и их чувства. Если для человека что-то свято, значит, мы должны понимать это и не наносить ему никаких оскорблений. И вот здесь я скажу, что церковь выступает против искажения искусства. Понимаете, искусство – это часть культуры, а она должна приводить все же к добру, к хорошему, а в итоге к Богу. Культура же и происходит от слова «культ». Поэтому церковь защищает честь и достоинство, и, кроме того, мы защищаем наши традиции, многовековую веру.

Владимир СОРОКИН, писатель:
– Что касается России, то в последние 15 лет, применительно к литературе, у нас уникальная ситуация. Российский писатель может написать и опубликовать что угодно. И это в принципе впервые за всю русскую историю. И пока это длится, и писатели, и читатели будут довольны. Но вопрос: как долго это может продолжаться? Вот этого никто не знает. Россия развивается по спирали, циклами, и в любой момент у нас может быть возвращение к старой «доброй» цензуре. Не исключено, что однажды опять придется писать в стол. Но я бы очень этого не хотел, потому что в 80-е годы я уже писал в стол и, поверьте, запах ящика, в общем, не очень приятный.

Олег КУЛИК, художник:
– Лично я никогда специально никого не провоцирую и не пытаюсь устроить скандал на какой-либо почве. Если скандалы и случаются, то это, как правило, результат непонимания. Современный художник просто вынужден кричать, чтобы его услышали. Сегодня конфликты в искусстве делятся на внутренние и внешние. Одно дело, когда я создам нечто провокационное по форме (и здесь никто, кроме критиков, меня судить не вправе), другое, когда напишу обычный портрет и пойду с ним бить морды – вот тогда уже суд да дело (но до этого художники, насколько я знаю, не доходят).


АРТ-МИР ВОЮЕТ С РЕЛИГИЕЙ

По меньшей мере два художественных скандала обрамляют последнюю пятилетку. В 2000 году мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиан постановил закрыть выставку молодых арт-провокаторов «Sensation». На выставке, в частности, можно было увидеть Деву Марию, написанную слоновьим навозом (именно так афроамериканец Крис Офили создает новое «натуралистическое искусство»). В прессе тогда началась отчаянная битва за право творческого самовыражения, и победу одержал лагерь искусства. На другом полюсе в конце 2005 года был взрыв мусульманского возмущения по поводу датских карикатур. И здесь уже зачтена ничья: организаторам карикатурного конкурса пришлось много извиняться.
Между двумя крупными вехами произошло еще несколько скандалов. Россия в этом плане отнюдь не была в стороне, скорее наоборот – на нашем счету три громких дела: суд над художником Авдеем Тер-Оганьяном, порубавшим в Манеже софринские иконы, разгром выставки «Осторожно, религия!» в Центре Сахарова и процесс об «оскорблении чувств верующих», связанный с проектом Галереи Гельмана «Россия-2». Так или иначе, сегодняшнее положение художника, решившего высказаться на злободневные темы, очень шаткое. Любое использование церковной символики может повлечь скандал. Например, на фестиваль молодежного искусства «Стой! Кто идет?», который сейчас проходит в Москве, организаторы неохотно брали работы с любым намеком на концессии (зато охотно принимали всякого рода антиглобалистические выпады).

Сергей СОЛОВЬЕВ

Опубликовано в номере «НИ» от 15 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: