Главная / Газета 7 Сентября 2006 г. 00:00 / Культура

Художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин

«Мы не нуждаемся в реформе»

ТИМ РЫЖОВ

В Москве и Петербурге торжественно отпраздновали 250-летие со дня основания русского государственного театра. Его официальная история началась с указа императрицы Елизаветы Петровны, подписанного в 1756 году. Накануне празднования юбилея академического Малого театра России его художественный руководитель Юрий Соломин рассказал корреспонденту «НИ» о проблемах и надеждах театра.

Фото: ИТАР–ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
Фото: ИТАР–ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
shadow
– Юрий Мефодьевич, в 2004 году Малый театр торжественно отмечал 170-летие. Почему он вдруг стал на 80 лет старше?

– 172 года назад было построено здание Малого театра, но театр гораздо старше. Когда Елизавета подписала свой указ, актеры уже играли в Москве. Спектакли играли и студенты Московского университета, но тогда ни у кого не было своего помещения и они выступали где придется. Потом для них построили Петровский театр, где показывали оперы и драматические спектакли, где выступали актеры, певцы и танцовщики. А потом решили, что для драматического театра нужно отдельное здание. И купец Варгин отдал свой дом на Театральной площади, который в 1824 году превратился в Малый театр. В труппу влились Мочалов, Щепкин, который стал великим актером еще в крепостном театре. А статисты, игравшие в спектаклях Большого и Малого театров, долго бегали по подземному ходу из одного здания в другое.

В 1924 году Советская власть, чтобы укрепить свои позиции, решила отпраздновать столетие Малого театра, которое почему-то приняли за столетие русского театра. Но нельзя же все связывать со зданием. Если когда-нибудь решат отметить столетие «Мастерской Петра Фоменко», с какого дня начнут исчисление? С того дня, когда Петр Наумович начал занятия со своим курсом, из которого потом вырос этот театр? Со дня постановки первого спектакля? Или со дня, когда актеры этого театра играли в разных залах, надеясь, что для них построят здание? Театр Женовача уже существует, актеры играют спектакли, хотя здания еще нет. Вот о чем идет речь. Просто надо знать историю. Поэтому мы никуда не лезем, ничего не просим и не говорим, что мы первые. А если мы первые, то это и так все видят.

– Исторические факты подтверждают, что театр в Москве существовал до постройки Малого театра?

– Конечно. Например, известно, что пожар Москвы в 1812 году начался с Арбата. Первым загорелось здание театра. Значит, на Арбате находился какой-то драматический театр. Потом за поджог Москвы французы расстреляли трех человек, один из них был артистом. К сожалению, все забыли этот известный исторический факт. Может быть, этот человек был не артистом, а техническим работником. Но вошел в историю как артист. В России очень много театров, возраст которых перевалил за 200 лет. Например, известно, что Наполеон, наступая на Москву, сжег здание Смоленского театра. Но наверняка актеры играли там и раньше. Однако, несмотря на солидный возраст, русский театр на сегодняшний день находится в плачевном состоянии.

– По вашему мнению, почему ситуация складывается именно так?

– Прежде всего из-за театральной реформы, которая кому-то стала необходима. Театр в ней не нуждается. Актеры, режиссеры и другие работники театра не видят в ней необходимости. Я понимал, что к этому все идет. Несколько лет назад, когда возникли первые волнения и собиралась театральная общественность, я тоже приехал. Кто-то из журналистов спросил меня: «А вы-то зачем приехали? Ведь Малого театра реформа не коснется». Я ответил: «Вы басни Крылова читали? Неприятности начинаются с мелочей, а если на них не обращать внимания, они начинают разрастаться». Чиновники, которые хотят управлять театром, плохо разбираются в театральном деле, в театральной экономике. Например, я ничего не понимаю в медицине и верю любой медсестре, потому что у нее белый халат. Я ведь не берусь лечить людей и не лезу в медицину.

– А если театрами займется серьезный экономист?
Фото: ИТАР–ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ
shadow


– У театрального дела своя особая, очень тонкая специфика. Многие вещи создаются годами, десятилетиями. Все строится на человеческих взаимоотношениях. Конечно, можно все разрушить, уничтожить, но зачем пилить сук, на котором сидишь? Ведь в конечном счете, когда все развалится, нам опять придется строить все заново. Это все мы проходили на нашем веку.

Не надо трогать театр, искусство и культуру. Они были созданы естественным путем, а технические нововведения могут все разрушить. Помните, как ученые жалели, что открыли атомную энергию? Хотели, как лучше, а получилось, как всегда, и в итоге возникла атомная бомба. Опыт нас учит, что ничего не нужно насильственно менять, но многие никак не могут этого понять. Мне кажется, мы сейчас подходим к какой-то черте. То же самое происходит в образовании, медицине. Хорошо хоть, что на телевидении появились передачи о лекарствах. Миллионы людей тратят на лекарства огромные деньги, не зная, что их на самом деле травят.

– Думаете, протесты людей театра смогут что-то исправить?

– Надеюсь. Хотя, если голос поднимают театральные люди, все считают, что это несерьезно. Подумаешь, комики, шуты. Но ведь мы воспитываем подрастающее поколение. Без культуры, без искусства это сделать невозможно, и это нужно понимать. Так было всегда. Русский театр создала великая литература, и от его влияния невозможно отмахнуться.

– Правда ли, что Малому театру в связи с юбилеем выделили гораздо меньше средств на ремонт, чем Александринскому?

– Это действительно так, но это нормально. Потому что мы делали ремонт театра раньше. Я знал, что Александринскому театру потребуется гораздо больше средств, за долгие годы там ни разу ничего не ремонтировали. Закулисная часть и гримерки были в очень плохом состоянии. Я это хорошо знаю, поскольку Малый театр играл там лет пять назад.

– В Александринке во время ремонта нашли оригинальные росписи лож, в радиорубке обнаружили куски старинных перил, построенных еще при Росси. В Малом театре во время ремонта тоже что-нибудь нашли?

– Нет, ведь это уже не первый ремонт. И мы уже знаем, где что было. Кроме того, мы не искали, а спасали здание Малого театра от ЦУМа, который подстроил нам ловушку. Из-за его строительства в нашем здании появились трещины. Нам закрыли окна в репетиционном зале и даже не извинились. Я сам ходил ко всем чиновникам, но ничего не смог добиться, это какой-то заколдованный круг.

– Правда ли, что в Малом театре откроется музей?

– У нас уже есть музей, и в нем очень много интересных экспонатов. Правда, сейчас он находится на четвертом этаже, туда очень трудно подняться и неудобно пускать посетителей. Я мечтаю на следующий год, когда будет реконструкция верхнего помещения, перевести музей вниз. Туда, где сейчас находится кафе, а кафе перенести еще ниже. Правда, для этого надо реставрировать подвалы, в Малом театре они очень глубокие.


СПРАВКА

Актер и режиссер Юрий СОЛОМИН родился 18 июня 1935 года в Чите. В 1957 году окончил Театральное училище имени Щепкина и стал актером академического Малого театра. С 1961 года преподает в Театральном училище имени Щепкина, с 1980 года – профессор. В кино снимается с 1960 года. Особую популярность ему принесли роли в фильмах «Адъютант его превосходительства», «Дерсу Узала», «Хождение по мукам», «Блокада», «Обыкновенное чудо», «Летучая мышь», «Сны о России», «ТАСС уполномочен заявить...». С 1980 года режиссер, а с 1988-го – художественный руководитель Малого театра. В 1990–1992 годах Юрий Соломин был министром культуры России. Президент Ассоциации русских драматических театров. Народный артист СССР и Киргизии. Лауреат Государственной премии России (2001), лауреат премии «Золотой овен» за выдающийся вклад в развитие отечественного кино.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: