Главная / Газета 7 Сентября 2006 г. 00:00 / Культура

Театральные мемории

Вехи развития русской сцены представлены в 1200 экспонатах

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Вчера в Музее имени А.А. Бахрушина открылась одна из самых представительных театральных выставок последних лет: «Золотой век русского театра». Выставка приурочена к 250-летнему юбилею создания русского профессионального театра и демонстрирует этапы развития русской театральной школы XIX – первой половины XX вв.

Сценографам XIX века особенно удавались балеты и пасторали (эскиз театральной декорации).
Сценографам XIX века особенно удавались балеты и пасторали (эскиз театральной декорации).
shadow
Один из самых крупных театральных музеев России – Музей им. Бахрушина – часто напоминает пещеру сокровищ Али-Бабы. Как знаменитый разбойник из сказки, основатель музея московский предприниматель А.А. Бахрушин честно тащил в свою коллекцию эскизы и документы, балетные тапочки и театральные костюмы, картины и афиши, автографы и юбилейные венки. На небольшом пространстве городской усадьбы сконцентрированы самые невероятные предметы и вещи, отражающие историю русского театра от ее основания и до наших дней. В выставке, приуроченной к 250-летию русского театра, в музейных залах представлены 1200 экспонатов живописи, графики, фотографий, афиш, архивных документов и костюмов, большинство из которых ранее не выставлялось. Организаторы выставки назвали ее «Золотой век русского театра» и ограничили рамками от первой четверти XIX (когда в Москве открылся Малый театр) до первой половины XX века. В мировую культуру русский театр скорее вошел своими достижениями века ХХ. Именно МХТ, а потом театры Мейерхольда, Таирова, Вахтангова совершили революцию в мировом искусстве. И славу российского театра во второй половине ХХ века поддерживали «Современник», «Таганка», БДТ, а в последней четверти века – МДТ. Поэтому считать, что театр Медокса – это «золотой век», а Таганка или МХАТ 70-х – нет, – позиция довольно спорная. Может, корректнее было бы назвать выбранный хронологический период как-то иначе. Но сами представленные экспонаты никаких сомнений и возражений не вызывают.

Победное цветение русской культуры представлено в своей впечатляющей наглядности. Рассматривая уникальные афиши, эскизы, макеты декораций, так и хочется призвать современных сценографов – подворовывайте! Пользуйтесь! Сменяют друг друга портреты актеров (отпоенные молоком корпулентные любовники Малого театра уступают место тренированным телам актеров Мейерхольда). А в разделе театра ХХ века – мониторы с кинохроникой, кусками из классических и малоизвестных спектаклей. Возле монитора с записью вахтанговской «Принцессы Турандот» скопилось столько народа, что неосторожная сумка смахнула висящую на стене фотографию трех актрис Первой студии.

В общем, как обычно на открытии, желание людей посмотреть несколько мешали подробному знакомству с экспонатами. Но надо надеяться, что за два года работы выставки желание рассмотреть все не торопясь удастся осуществить.

Погуляв по залам, посетители выходили во дворик музея, где выступали с воспоминаниями и речами известные актеры московских театров, играл оркестр, гуляли ряженые. А главное –представление монументальной иллюстрированной хроники российской театральной жизни «Русский театр 1824–1941». Все иллюстрации взяты из музея Бахрушина. И неторопливо листая почти пятисотстраничный красочный альбом, вы могли не только прочесть хронику русского театра, но представить истории въяве. Смену театральных стилей: в декорациях и костюмах. Смену театральных формаций: в актерских портретах. Наконец, развитие и становление нового режиссерского языка.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: