Главная / Газета 1 Сентября 2006 г. 00:00 / Культура

Виктор Суворов

«За идеи в России сейчас не убивают»

АЛЛА ПУТИНЦЕВА

Шестьдесят семь лет назад, 1 сентября 1939 года, началась Вторая мировая война. Вторжение гитлеровских войск в Польшу ознаменовало начало крупнейшей военной катастрофы в истории человечества. Автор наиболее скандальной версии причин и последствий Второй мировой Виктор СУВОРОВ, бывший советский разведчик Владимир Резун, сбежавший на Запад. В своих книгах он возложил ответственность за развязывание войны в Европе на советское руководство. Один из самых известных «ныне живущих предателей Родины», за которым долгое время охотились спецслужбы, сегодня предпочитает быть не слишком публичной фигурой. Однако в телефонном интервью «НИ» он рассказал о том, как ему живется под «смертным приговором» и почему он в своем творчестве никогда не выходит за рамки давно минувшей войны.

Вторая мировая началась со «вскрытия» немецко-польской границы. С этим Виктор Суворов не спорит.
Вторая мировая началась со «вскрытия» немецко-польской границы. С этим Виктор Суворов не спорит.
shadow
– Владимир Богданович, сейчас в России на государственном уровне принято решение о написании новой официальной истории войны. Что вы думаете по этому поводу?

– Уверен, что новый проект ждет оглушительный провал. В президентском архиве (это бывший архив Политбюро) и архивах Министерства обороны лежит огромное количество секретных материалов. Только под грифом «особая папка» более 215 тысяч единиц хранения, к которым не подпускают никого. В Японии по истории Второй мировой написано 96 томов, в США – 101 том, в Великобритании – 51. У нас историки нагородили монбланы и эвересты литературы, но ничего сказать не смогли. Элементарные факты не стыкуются друг с другом. Если вы пишете историю, но правда сокрыта, что остается? Неправда!

– Однако именно вашу версию истории войны многие считают предательством Родины и народа.

– Когда я в своих книгах доказываю, что СССР готовился напасть на Гитлера, я тем самым говорю, что мы хорошие люди. Надо было гитлеровскую гадину душить. А все мои критики кричат: нет, мы нападать на Германию не собирались! Тем самым они говорят, что стали антифашистами поневоле. Если бы Гитлер в июне 1941 года не напал первым, то они так и оставались бы его союзниками, то есть гитлеровцами. Ведь между СССР и Германией были союзнические договоры о ненападении, о разделе Польши. То, что говорят мои оппоненты, – это аморально. А то, что говорю я, что мы хотели от Гитлера отойти и нанести ему удар, – это защита моего народа.

«Из 1941 года никуда не уйду»

– Пресса вас ругает, историки либо клеймят, либо попросту игнорируют. Все попытки изменить взгляд на Вторую мировую разбиваются как о стенку горох. В чем же смысл вашей работы?

– Моя цель – доказать русскому народу, что он умный и талантливый. В 1941 году случилась самая жуткая военная катастрофа в истории человечества. Ей надо было найти объяснение. И наша власть нашла: она объявила Сталина, Молотова и все правительство дураками, а народ – неполноценным и ни на что не способным. СССР был не готов к войне! Сталин поверил Гитлеру! И всему миру это объяснение пришлось по душе. И тут появляюсь я – весь в белом. Нет, говорю, есть другое объяснение катастрофы 1941 года. Страна готовилась к войне, как никто и никогда в истории не готовился. Но к войне не оборонительной, а наступательной. Нашим народом управляла шайка мерзавцев, они истребили десятки миллионов в своей стране и готовились совершить то же в соседних странах. Преступление сорвалось, и все пошло не по сценарию Москвы. Преступный режим, дабы скрыть свои преступные планы, выдает себя за умственно неполноценного. Как говорят на зоне, «косит на психа». А заодно и нас всех объявляют кретинами.

– Недавно вы записали на компакт-диски новую версию «Ледокола». Почему вдруг писатель Суворов занялся аудиокнигами? Хотите, чтобы ваш голос был услышан в прямом смысле?

– Это новый для меня путь, пойти по которому заставила нужда: зрение ухудшается, работа замедлилась. Шутка ли, в свое время я достал и прочел на микропленках все номера газет «Красная Звезда» и «Правда» за 1939–40–41 годы. Такая нагрузка для глаз даром не проходит. Я встал в тупик: как работать дальше? И тут ребята из Петербурга предложили мне записать звуковую книгу. Долго искали артиста, чтобы озвучить материал. А потом предложили: может, я прочту «Ледокол» сам? Пусть у профессионального чтеца голос поставлен лучше, но я вложу в рассказ душу. Сначала хотели работать над записью в студии, но потом решили делать это прямо у меня дома. Я боялся, вдруг в кабинет прокрадется мой кот Миша да замяукает прямо в микрофон. А потом подумал: даже хорошо, если зайдет и замяукает. Пусть на дисках сохранится атмосфера моего дома, дружеской беседы.

– Не хочется ли вам писать книги о современной истории?

– Из 1941 года я никуда не уйду. Каждая моя книга рождает новые и новые вопросы. Это как открыть дверь и увидеть за ней три – четыре других. Написать обо всем невозможно. Я хочу, чтобы люди увидели в моих книгах ключик, чтобы идеи стали для них озарением. Я хочу довести своих читателей до мордобоя! Люди, прочитав, должны загореться. На одном из моих выступлений по залу летали табуретки – в прямом смысле. А я сидел на сцене довольный: я достиг своей цели! Эти люди вернутся домой и будут думать, искать доказательства: одни «за», другие «против». Вот это главное! Даже если я как историк-любитель во всем не прав, то моя заслуга в том, что я пробудил интерес людей к истории этой войны.

Вы знаете, как на Западе преподают историю Великой Отечественной? Чудовищно! Вот для примера один британский учебник, толстая книга о войне. Роли СССР уделена одна страница. Одна, и какая! Нарисован Сталин, стоящий у глобуса. А под рисунком – тридцать строк о том, как СССР воевал. Это Никита Сергеевич рассказал в свое время всему миру, что Сталин был дурак, кретин и руководил войной по глобусу. Легенда была радостно подхвачена на Западе. Трудно винить зарубежных авторов. Они просто с удовольствием повторяют ту чушь, которую десятилетиями писали наши родные военные историки.

– В ваших книгах частенько проскакивают крепкие эпитеты: «отпетый вражина», «мразь», «зловонная кучка человеческих отбросов». На вас не подавали в суд потомки персонажей, которых вы просто «размазываете по стенке»?

– Наследники генерал-лейтенанта Телегина очень грозились подать на меня в суд. Телегин был членом военного совета, то есть партийным надзиралой над Жуковым. Я писал о том, как он воровал, и прочее… Я говорю этим наследникам: ребята, с заочным приговором «высшая мера» мне не страшно отвечать ни перед каким судом! Но главное – я ничего не придумывал. Все, что написано про воровство генерал-лейтенанта Телегина, про зверства Жукова, пьянство и тупость Тухачевского, – это цитаты из документов. А то, что у меня проскакивают нелицеприятные эпитеты, знаете, я сам себя стараюсь сдерживать. И перед тем как публиковать книгу, несу ее Леониду Владимирову. Он журналист, много лет ведет вместе с Севой Новгородцевым программу «Севаоборот» на Би-би-си. Даю Владимирову рукопись, красный карандаш и говорю: «Черкай беспощадно! Я себя удержать не могу». Он вычеркивает все места, где меня «несет», – полкниги! Вы уже читаете остаток, который значительно мягче оригинала.

shadow «Мочить» меня спецслужбам невыгодно

– И все же вы следите за событиями на Родине, в республиках бывшего СССР? Прибалтика требует от России признать оккупацию стран Балтии, взять ответственность за пакт Молотова – Риббентропа. На ваш взгляд, насколько справедливы эти претензии?

– Я всегда стараюсь вникнуть в аргументы своего оппонента. И тут, думаю, мы должны принять аргументы эстонцев, латышей и литовцев. Красная Армия пришла на территорию Прибалтики как оккупант. Говорят, что Советский Союз хотел защитить себя от Гитлера. Но если так, то после окончания войны мы должны были из Прибалтики уйти. Вместо этого советская власть принялась истреблять там интеллигенцию, устраивать чистки в армии, организовывать колхозы, трудолюбивых людей загонять в Сибирь. И если посмотреть сегодня на жизненный уровень прибалтийских стран и сравнить с уровнем Швеции, Норвегии, Финляндии, то сравнение будет не в пользу Прибалтики. Мы искусственно задержали их развитие. Согласитесь – радоваться им нечему. Почему если Гитлер захватывает Норвегию, это называется агрессией, а если СССР нападает на Финляндию, мы говорим, что это освободительная война? Я считаю, что пакт Молотова – Рибентропа был преступным. И если мы не признаем преступность действий советского правительства, то ничего хорошего не будет у нас ни с нашими соседями, ни в самой нашей стране. Роковая ошибка была допущена российским руководством в 1991 году, когда Россию объявили преемницей СССР. Советский режим истребил десятки миллионов людей, и больше всего досталось самим русским. И если бы русские сказали в 1991 году: мы не хотим иметь ничего общего с этим преступным режимом, мы сами жертвы, мы находились под советской оккупацией, то сейчас Россия не несла ответственности за действия интернациональной банды, которая десятки лет назад сидела в Кремле. Нужно или признавать преступления режима, или порвать с ним.

– Вы задумывались, как бы сложилась ваша судьба, если бы вы остались в рядах ГРУ?

– Я был товарищ старательный: в академии учился отлично, отработал в разведке за рубежом максимальный срок – три года. Это само по себе уже было достижением, и меня в качестве исключения оставили на четвертый год, а в качестве особого исключения – на пятый. В ГРУ добывающий офицер – это полковничья должность. Был бы я сейчас полковником, получал бы пенсию, ходил бы на демонстрации протестовать. Но рано или поздно сорвался бы, не выдержал, убежал. Вы же видите по книгам, какой у меня взрывной темперамент. Вулкан клокочет! Нет, полковник-пенсионер на скамеечке из меня бы не вышел. Конечно, после побега в Великобританию мы пережили тяжелое время, страшное время. Моей жене Татьяне было 26 лет, двое маленьких детей на руках. Я спасался работой, своими книгами. На жене были дом, хозяйство. Теперь все позади. Но Татьяна до сих пор ни разу не согласилась дать интервью и считает, что я тоже должен молчать. А если мне есть, что сказать, я должен сесть и написать об этом книгу.

– Вынесенный вам приговор «высшая мера» никто не отменял. Но вы открыто ездите по миру, встречаетесь с читателями. Когда вы поняли, что российские спецслужбы оставили вас в покое?

– Я почувствовал себя свободным сразу после выхода «Ледокола». В спецслужбах работают умные люди, и они понимали: «замочить» автора «Ледокола» – значит признать его правоту. Делать рекламу моим книгам власть не хотела. И вообще, время изменилось. За идеи в России сейчас не убивают. Если следят, то это чьи-то финансовые интересы: кто-то куда-то вложил деньги. Если убивают, как весной прошлого года в Москве генерал-полковника ФСБ, то за деньги. Даже поговорка появилась: получил дедка по репке за бабки. И все же я не афиширую свое местожительство. На одной из радиопередач один нехороший человек прямо в эфире зачитал мой адрес. Спрашиваю: «Зачем?!» – «А пусть к тебе обращаются!» И пошло-поехало: кипы писем с просьбой помочь пристроить чьего-то ребенка, сделать кому-то британский паспорт… Я всем говорю, что живу в Бристоле, но может быть, это не так. Вот вы думаете, что звоните в Бристоль, а срабатывают всякие хитрые системы, и меня с вами соединяют совсем в другом месте.


СПРАВКА

Виктор СУВОРОВ (настоящее имя – Владимир РЕЗУН) сбежал с семьей на Запад в июне 1978 года. Бывший аналитик Главного разведывательного управления Генштаба СССР укрылся в Великобритании. На Родине предателю заочно вынесли приговор «высшая мера», а на Западе его ждала полная неизвестность: Владимир и его жена Татьяна (в прошлом тоже разведчица) хорошо знали возможности спецслужб. Однако вместо того, чтобы «лечь на дно», Резун совершает нетривиальный поступок: под псевдонимом Виктор Суворов он пишет книгу о своей работе в ГРУ. «Аквариум» моментально становится бестселлером. В 1989 году в свет выходит роман «Ледокол», в которой Суворов выдвигает свою версию истории Великой Отечественной войны. Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы. В Великобритании тираж «Ледокола» на английском языке был изъят из продажи. Сохранившиеся экземпляры стали библиографической редкостью. В России же купить «Ледокол» не составляло никакого труда. На сегодняшний день из-под пера Суворова вышло два десятка книг. Тираж многих из них перевалил за миллион.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 сентября 2006 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: