Главная / Газета 29 Августа 2006 г. 00:00 / Культура

Антон Адасинский

«В Россию мы теперь приезжаем только на гастроли»

shadow
– Вы много лет регулярно приезжаете на Эдинбургский фестиваль. Чем вам так полюбилась столица Шотландии?

– Мы впервые приехали сюда в 1998 году с очень странным спектаклем «Красная зона» и с тех пор неизменно возвращаемся. Всегда трудно объяснить, почему в какой-то стране наш театр нужен, а в какой-то нет. Какие-то страны зовут нас больше, какие-то меньше. Скажем, с французами у нас не складывается, и в Америке мы не нужны. А в Эдинбурге наш театр любят. Тут публика, которая за 60 лет воспитана фестивалем. Приходят подготовленные зрители. Здесь в городе во время фестиваля артистов на улице больше, чем людей. Это просто рай какой-то. Сумасшедшая энергетика. Какие-то другие вибрации. У нас тут уже есть зрители, которые приходят из года в год, видели все наши спектакли… У нас уже собралась целая коллекция наград с «Фринжа» – штук шесть ангелов. А в этом году даже Архангела получили.

– Последний год много писали, что вы перебираетесь в Петербург, даже получили помещение в мюзик-холле…

– Никакой площадки у нас в России нет. А всю эту тягомотину с выбиванием помещения в Петербурге я закончил. Я отдал этому год жизни, даже тренировался меньше, чем обычно. И понял, что надо заканчивать бесцельные хождения по кабинетам, когда один обещает, второй отказывает, все чего-то от тебя хотят, и никто ничего не делает. Год нам дурили голову, но все кончилось ничем. Там ремонт, там соседи, там все переменилось и т.д. Слава Богу, что у меня ничего не сорвалось в Германии. У нас там отличное помещение в Дрездене, студия рядом с замечательным хореографом Вильямом Форсайтом. Там чудесная творческая атмосфера. И вот впервые официально для прессы говорю, что в Россию мы теперь приезжаем только на гастроли. Хотят нас видеть – пожалуйста, с удовольствием. Два часа на самолете – и мы в России. Но добиваться места, чтобы в нем тут жить, я не могу себе позволить

– Ваши актеры все русские. Почему?

– Западные не выдерживают нашего графика. У них вообще голова иначе устроена. Они делают то, что им говоришь. А наши придумывают что-то свое. Мы же все придумываем сообща. Я никогда не могу отследить момент, как вообще рождается идея спектакля. Вроде только что просто трепались, кто-то принес фотографии, кто-то что-то рассказал. Раз – и мы репетируем. И уже есть мысль. Вот у западных ребят не получается войти в этот способ существования. Если они что-то предлагают, я всегда вижу, чем это завершится.

– Как вы выбираете актеров?

– Главное – выносливость и талант, гениальность не обязательна. Я предпочитаю брать людей лет после 21 года. Тогда уже что-то в голове определилось. Научить я всему смогу, привести в порядок тело и мышцы – тоже. Даже лучше, если у них нет, скажем, балетной школы. Переучивать трудно, после балета они здорово зашорены. Но главное – чтобы работала фантазия. Нужно, чтобы человек хотел и мог работать по 8–10 часов в день ежедневно, держал нашу диету (мы сами себе готовим). Сейчас у меня все ребята, с которыми делали «Кетцаль», – молодые, они со мной всего два года и великолепно работают. А года через 2–3 они вообще будут великолепные мастера.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: