Главная / Газета 15 Августа 2006 г. 00:00 / Культура

Лидер группы «Ва-банкъ» Александр Ф. Скляр

«Человек привыкает к разжеванной пище»

ВЛАДИМИР ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

Свое двадцатилетие отмечает в этом году группа «Ва-банкъ». Как известно, именно два десятка лет назад Александр Ф.Скляр забросил перспективную карьеру дипломата и занялся музыкой, что было своего рода безумием. Созданный им коллектив взял бескомпромиссное имя – «Ва-банкъ». О бескомпромиссности, о проблемах современного рока Александр СКЛЯР и беседовал с корреспондентом «НИ».

shadow
– Вас не раздражает система «раскрутки», действующая сейчас применительно к молодым рок-музыкантам, которыми занимаются продюсеры? Ведь в одночасье они получают большую известность, к которой вы, например, шли годами, причем кропотливым трудом?

– Прежде всего, мне по-человечески просто жалко этих ребят. Потому что они, как правило, не очень-то понимают, во что их втягивают. Это продюсер или человек, который вкладывает в них деньги, более-менее понимает, чего ему надо. Ему надо проект, который относительно быстро сможет «выстрелить», принести определенную прибыль. И дальше он в музыкантах этих, в общем-то, не заинтересован. Выплывут – значит, выплывут, а нет – ну и бог с ними. Конечно, если вы у него спросите напрямик о его мотивах, он всегда может оправдаться, сказать: ну, я же помогаю молодым.

– Начнет спекулировать.

– Конечно. Никогда истинных мотивов он вам не раскроет. Но никакого нормального человека, а тем более человека, профессионально уже давно работающего, эта позиция обмануть не может. Конечно, продюсер зачастую выступает лживо и фальшиво. И подменяет понятия: сделать яркую и недолговечную звезду при наличии денег может практически любой и из любого материала. Но получается не артист в полном смысле этого слова. Это такой суррогат артиста, его клон. Артистом люди, во-первых, становятся спустя длительное время, после того как они находятся в профессии, а во-вторых, далеко не все ими могут стать. Талант – это талант. А дальше идет работа, которой никто никогда не отменял. Не пахота под «фанеру» с точки на точку, а именно работа над собой как над человеком, который встал на этот путь. Можно это проиллюстрировать и другим примером. Возьмите путь хотя бы Роберта Планта. Талант изначальный, без сомнения! Успех – очень быстрый, мировой успех.

– И удержались на Олимпе не одно десятилетие…

– Да, но посмотрите что произошло дальше. Если мы сейчас посмотрим, что делает Роберт Плант, как он поет, какие темы его волнуют, как он себя ведет, мы поймем, что между тем «Лед Зеппелин», который существовал в период даже самого большого своего успеха, и нынешним Робертом Плантом лежит просто колоссальная пропасть. Это качественно другой артист. Он развивался, проходил через многие периоды, в том числе и периоды неудач, в том числе и периоды сложностей с голосом. Он прошел через личные трагедии, через смерть близких. И он возродился, как птица Феникс, совершенно другим. Когда он к нам сюда приехал пару-тройку лет назад и выступал в Москве в «Олимпийском», то для всех, кому было дорого творчество «Лед Зеппелин», было очевидно, что сейчас мы имеем качественно иную фигуру.
Вот это путь артиста. Он никогда не может быть безоблачным, он никогда не может быть только поступательным, всегда имеет взлеты и падения. И это выковывает его – Мастера. Ощутить себя артистом и выйти артистом может только он сам. А те, о ком вы говорите, это…

– Собирательный образ артиста, муляж…

– Да, и даже собирательный образ псевдоартиста, так точнее. Нельзя таким образом делать артиста, это не инкубаторная вещь, это штучный товар, если угодно.

– Я сейчас подумал: ведь наряду с псевдоартистами при нынешнем положении вещей возникают и армии псевдопоклонников.

– Конечно. На концертах молодежь воспринимает хит только тогда, когда он сто тысяч раз уже прозвучал в эфире. Формируется уже определенный рефлекс, как у собаки Павлова. Слюна выделяется при виде пищи. Если ему не сказали, что это пища, слюна не выделяется… А что вы хотите? Это законы массового искусства в современном мире.

Человек привыкает к разжеванной пище. Он покупает то, что рекламируется. Он смотрит то, что ему предлагается, даже навязывается, то есть «ящик». Ведь все-таки для того, чтобы посмотреть DVD или видеокассету, тебе надо пойти и ее выбрать, купить. Нужно приложить какое-то усилие, и мыслительное в том числе. А для просмотра «ящика» тебе не надо прикладывать усилий, нажал кнопку – и все. И тем самым ты, конечно, попадешь в круговую зависимость: как зритель, как потребитель. И ты потихоньку сам становишься частью массового продукта.

Конечно, это очень обидно слышать любому человеку, но это реальность. Для того чтобы выдержать индивидуальный стиль и индивидуальную жизненную линию, нужно прикладывать все больше и больше усилий. Именно своих, персональных. Отстоять право на свое собственное мнение, на то, как тебе жить, чем тебе заниматься, какую одежду носить, что тебе есть, с кем дружить, какие напитки пить.

– А то если ты скажешь, что на самом деле кока-кола – далеко не лучший газированный напиток, тебя просто не поймут, и будешь выглядеть белой вороной.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow – Совершенно верно. В том мире, где все это – книги, еда, напитки, передачи – сплошной поток, и в этом потоке тебе указывают приоритеты. Вы посмотрите, все время сейчас на любой книжке, скажем, пишут: «Эта книга уже стала бестселлером в Европе». Типа: а вы еще не знаете! Посмотрите на видеокассеты, когда вы покупаете: «Это фильм с бюджетом 250 миллионов долларов». Ну, какое это имеет отношение к произведению искусства? Никакого! Это уже подмена, причем сознательная. Если бюджет 250 миллионов – значит, это дорого снятый фильм, вот и все. А маркетологи хотят, чтобы мы думали иначе: «Если книжка уже стала бестселлером в Европе – что же это я за отсталый дурак, что я еще ее не прочитал!»

И так далее эти мысли нам навязывают. И так во всем. «Это лучшая паста». Потому что ее рекомендуют лучшие стоматологи, ею пользуется, скажем, Ричард Гир. И очень легко подо все это попасть. Поэтому отстаивание своего индивидуального «я» в этом мире – единственный путь и чрезвычайно сложная задача. Причем задача с годами все более усложняющаяся.

– Отношение к занятию музыкой у вас наверняка со временем менялось. Вот в свое время Константин Кинчев высказался в одной из песен: «Рок-н-ролл – это не работа, рок-н-ролл – это прикол». Вы солидарны с ним?

– Ну, во-первых, Костя давно это сформулировал, думаю, и его точка зрения уже не раз поменялась. Но в ней есть здравый смысл. Если наша музыка – это и работа, то работа особого свойств. Мы ведь все-таки не уголь грузим.

Музыка не любит официальных отношений с ней. Нельзя сказать себе и ей: вот я встану в 10 утра, или в 8 утра, и поработаю до двух. Музыка – дама капризная. Ты должен за ней ухаживать, ее обхаживать, дарить ей цветы, и только тогда она раскроется тебе. Но сказать, что это прикол, тоже нельзя. Мы стараемся относиться к тому, что мы делаем, честно и серьезно.

– В свое время очень неожиданным для поклонников «Ва-банка» стало ваше сотрудничество с Виктором Пелевиным, которое в результате вылилось в альбом «Нижняя тундра». Сейчас нет желания продолжить сотрудничество с Виктором?

– Скажу по секрету, оно продолжается. Мне предложили озвучивать аудиокнигу «Чапаев и пустота», чем я и занимаюсь в настоящее время. И кстати, помимо Пелевина, я озвучил еще две аудиокниги самурайские. Одна из них – Книга самурая «Хагакурэ» («Сокрытое в листве») писателя Ямамото Цунэтомо. Она меня потрясла.

Для меня этот опыт был новой творческой задачей, что, безусловно, интересно.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: