Главная / Газета 7 Августа 2006 г. 00:00 / Культура

«Я нажил слишком много врагов»

Марк Рудинштейн отказался руководить кинофестивалем «Санкт-Петербург»

ВЕРА ЩИРОВА

Подготовительный процесс к кинофестивалю «Санкт-Петербург» продолжает удивлять своей скандальностью. На этот раз всех шокировал сам генеральный продюсер и автор идеи фестиваля – Марк Рудинштейн. Он добровольно покинул свое кресло и передал обязанности Николаю Десятскову. Поступок Рудинштейна понять не просто. Он больше года сражался за жизнь фестиваля, который в силу разных причин невзлюбило огромное количество влиятельных людей. И вдруг ушел…

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Против фестиваля были настроены директор Государственного Эрмитажа и глава Роскультуры. Михаил Пиотровский и Михаил Швыдкой переживали, что городок, построенный для кинофестиваля, изуродует Дворцовую площадь. Но с ними удалось прийти к компромиссу. Затем против проведения детища Рудинштейна выступил Никита Михалков, который считает, что двух фестивалей класса «А» в одной стране быть не может. По его мнению, достаточно и Московского международного фестиваля, президентом которого он и является. Потом спиной к фестивалю повернулся и его президент Андрей Кончаловский, который, не объясняя причин, оставил свое кресло. А на прошлой неделе Рудинштейн по собственному желанию ушел с поста генерального продюссера. «НИ» попросили Марка Григорьевича объяснить причину самоотвода.

– Марк Григорьевич, от вас такого шага никто не ожидал, почему вы ушли с поста генерального продюсера?

– Я сложил с себя полномочия генерального продюсера, но не оставил фестиваль. И я по-прежнему буду принимать активное участие в его организации. А причин для самоотвода было несколько. Во-первых, и это главное, у меня здоровье подорвалось. Год был не легкий, будем прямо говорить. Мне сейчас придется лечь в больницу на переливание крови, подлечиться. Второе, все-таки я живу не в Петербурге. А новый генеральный продюсер Николай Десятсков живет в Питере, и его «компания» имеет опыт создания телевизионных проектов, шоу-проектов. Но главное, что за двадцать лет работы в наше тяжелое время я нажил много врагов, не по своей вине, естественно, которые не могут успокоиться.

– Говоря о врагах, вы имеете в виду Никиту Михалкова? Он, наверное, доволен, что вы больше не возглавляете фестиваль.

– Я не думаю, что он сейчас сильно радуется. Да меня и не волнует, прыгает он от счастья или нет. В одном из последних интервью он заявил, что вообще не знает, кто такой Рудинштейн. Поэтому я думаю, у него просто болезнь, при которой люди забывают все, что с ними было. Понимаете, он забыл, что я вручал ему «Золотой овен», он забыл, что был у нас на «Кинотавре», и называл его лучшим фестивалем.

– Вы не считаете, что этим самоотводом вы открыто заявили, что проиграли в битве с Михалковым?

– А я и не собирался с ним бороться. Он сам задохнется от самого себя, он все хочет захватить. Я уже когда-то сказал, что быть другом или врагом Михалкова одинаково почетно. И потом, это не проигрыш. Работа продолжается в нормальном режиме. Фестиваль состоится, как и планировали, 17 июля 2007 года. К тому же теперь у нас есть время и возможности исправить то, что не получилось. Ведь фестиваль отложили из-за трех главных причин. Во-первых, проект очень долго согласовывался и был подписан только 20 мая, поэтому французы просто не успевали выполнить необходимые звукоизоляционные конструкции. Во-вторых, Никита Сергеевич Михалков приложил много усилий, чтобы перекрыть нам доступ на телевидение. А отсутствие эфира не дало нам возможность собрать нужную сумму денег от спонсоров. Кстати, этот вопрос уже решен. Фестиваль будет транслировать телеканал «Россия». А третья причина, это саммит «большой восьмерки». Мы должны были открыться на следующий день, но мы бы просто утонули в информационном потоке, не выдержали бы конкуренции.

– По вашему мнению, почему Михалков невзлюбил фестиваль?

– Думаю, ответ лежит на поверхности. Когда начинался «Кинотавр», первые пять лет, пока государство не участвовало в нем, нас все очень любили. А как только первый раз Черномырдин дал нам деньги, так Михалков сразу оказался в первых рядах тех, кто нес письмо против фестиваля. То же самое происходит и с фестивалем «Санкт-Петербург». Ну, ясно же, что проект красивый, он понравился в Европе. И очевидно, что если он получится, а он получится, то он, конечно, будет интереснее Московского международного кинофестиваля. А отсюда и опасения – а не дай бог, «Санкт-Петербургу» будут частично направлены фестивальные деньги ММКФ. Ведь каждый год суммы, выделяемые государством на проведение фестиваля, увеличиваются и увеличиваются. А фестиваль ухудшается и ухудшается. И Михалков все это понимает. Он же звонил Валентине Ивановне Матвиенко, атаковал по всем телефонам, а она ему ответила, что у него уже получился московский фестиваль, так дайте же нам попробовать сделать питерский – не получится, мы откажемся.

– Как думаете, после вашего ухода что-то изменится?

– В плане привлечения денег, конечно, будет проще.

– Обидно, что ситуация с фестивалем складывается именно так?

– Тяжело, конечно. Но я с юмором отношусь ко всему происходящему.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: