Главная / Газета 2 Августа 2006 г. 00:00 / Культура

Актер Даниил Спиваковский

«Любовь – это тяжелая работа»

ВЕСТА БОРОВИКОВА

В ближайшую пятницу телеканал «Россия» покажет фильм Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн» – одну из лучших российских киноработ 2004 года. В этом фильме сыграл Даниил СПИВАКОВСКИЙ – один из самых востребованных сегодня актеров. Спиваковский известен не только по кинематографическим ролям, но и по работе в театре Маяковского, где он играет иронично и часто гротескно. Однако в интервью «НИ» Даниил предстал совершенно другим человеком: язвил, прятал смущение под едкими нападками, застенчиво скрывался под стеклами очков и козырьком своей нелепой кепки.

shadow
– Даниил, известно, что для съемок в «Моем сводном брате Франкенштейне» вам пришлось страшно худеть. Тяжело было идти на такие жертвы?

– Это не было жертвой. Для съемок я похудел на 14 килограммов, но сделал это с большим удовольствием, потому что это была просьба Валерия Петровича Тодоровского. Просто не ел почти ничего, и все.

– Свалившаяся внезапно слава после этого фильма как-то изменила вас?

– Я об этом не думаю. Я честно работаю и не отслеживаю, что и как. Много работал в театре Маяковского, много учился. Но, конечно, работа в этом фильме, встреча с Тодоровским для меня поворотная, очень важная, она поменяла всю мою жизнь.

– А как это случилось?

– Наша встреча? Достаточно традиционно. Он вызвал меня к себе в кабинет на «Мосфильме» и сказал: «Даня, я предлагаю вам роль в новом кино».

– У вас не испортились отношения с коллегами после того, как стали ходить «на вас»?

– Нет, ну что вы! Нет, нет, нет. Вообще, в театре Маяковского замечательная труппа, у нас очень дружный коллектив, и наши прославленные народные артисты и звезды меня очень поддерживают. А если где-то какие-то разговоры за спиной происходят, ну, этого не избежать, люди так устроены. Я тоже кому-то завидую черной завистью, а кому-то белой. Я тоже бываю добрый и злой, бескорыстный и жадный. У меня огромное количество грехов и вредных привычек. Я вообще сам – одна большая вредная привычка.

– Не буду спрашивать, кому вы завидуете, хочу спросить: чему?

– Кто-то сыграл хорошо роль, кто-то получил роль, а я нет. Я пробуюсь куда-то – меня не утвердили, утвердили моего коллегу. Я ему завидую. Но, понимаете, в чем дело, человек должен осознавать все эти свои грехи. Я осознаю и пытаюсь с ними справляться. Они возникают во мне. Как червь яблоко выедает, так же и они меня иногда покусывают. Но я пытаюсь с этим бороться.

– Нужны личные отношения с режиссером для того, чтобы лучше работать?

– Должен быть контакт. Если нет контакта между актером и режиссером, это ужасно. Я был свидетелем тому, когда иногда актер и режиссер конфликтовали.

– Конфликт – это же драматургия.

– Драматургию надо играть на сцене и на экране, не в жизни. Если конфликт существует в жизни, это плохо сказывается на работе. По крайней мере, я не могу привести ни одного примера из моего опыта, когда бы это как-то благотворно влияло. У меня всегда с режиссерами хорошие отношения. Могу спорить, могу предлагать, могу капризничать, но это все – творческие споры, а не личные конфликты.

– Ваши герои нежны, человечны, снисходительны, лишены героизма и пафоса. Казалось бы, это совершенно не тот тип героя, который принят за эталон – не Марлон Брандо, не Урбанский, не Дуглас. Но тем не менее они пользуются огромной любовью женщин. Почему?

– Беззащитные люди привлекают внимание, они интересны. Два моих любимых кинематографических персонажа – это Юрий Деточкин в исполнении Иннокентия Смоктуновского в «Берегись автомобиля!» и роль Юрия Владимировича Никулина в фильме Кулиджанова «Когда деревья были большими».

– Вы бы хотели взорвать ваше нежное амплуа и сыграть негодяя? Порочного негодяя?

– Я уже сыграл, фильм «Лифт» в прокат выходит в августе, там я играю человека с таким ярким, неуравновешенным темпераментом, с такой сумасшедшинкой. Вообще, мне часто достаются роли людей с, мягко говоря, неуравновешенной психикой.

– А ваша психика уравновешенная?

– Нет, я человек очень сложный. Вообще, должен сказать, что жизнь со мной – не сахар. Я человек взрывной, бываю очень нетерпимый и очень острый на язык, могу со своей вечной иронией даже позволить себе глупость какую-то. Обидеть кого-нибудь. Но вы знаете, я готов всегда просить прощения у близких людей за грубость, несдержанность. Счастлив, что они меня прощают и понимают.

– В спектакле «Глазами сыщика» ваш герой мучает свою возлюбленную навязчивой опекой. Вы сами как считаете: возможна любовь, когда один человек берет за горло и кормит насильно булочками, круассанами, омлетами?

– Понятие любви – это очень сложно. Замечательные отношения, когда люди находятся в состоянии влюбленности: первые встречи, оба друг друга удивляют какими-то своими историями, впечатлениями. Это такой полет, вальсирующее состояние, но это – только начало. А любовь – это тяжелая работа, это большое внимание, это умение прощать, умение понимать очень многое, умение жертвовать какими-то вещами ради близкого человека. Вот это любовь. На мой взгляд.

– А вы ради близкого человека способны пожертвовать очень важными для вас вещами? Работой? Карьерой? Славой?

– Пытаюсь. Сейчас у меня такой период жизни, когда рядом со мной есть любимая женщина, и я пытаюсь как-то свой образ жизни подчинить нашей личной жизни, нашим личным встречам, нашему быту. К счастью, она тоже актриса, и поэтому она меня понимает, когда я уезжаю на гастроли или на съемки. Но ради нее я взял отпуск. Первый раз за шесть лет. Поеду с ней в Венецию.

– Вы преданный, верный человек?

– Для меня понятия «преданность» и «верность» важны. Я, честно говоря, не вижу смысла, что называется, ходить на сторону. Знаете, когда я существую один, у меня нет обязательств ни перед одной женщиной, и я могу позволить себе какие-то увлечения, позволить себе романы, позволить себе, так сказать, некий выбор. Но если я даю какие-то обязательства близкому человеку, то в этом и есть прелесть быть верным, преданным, в этом есть удовольствие быть единственным для этого человека, понимаете? Это моя точка зрения. А если вдруг где-то подспудно, в глубине души или в глубине сознания у мужчины возникает какая-то мысль, что «ах, как бы пойти на сторону!», то это ужасно, нужно мгновенно обращаться к близкому человеку и говорить: «Стоп! Стоп! Стоп! В наших отношениях что-то не то, давай скорей что-то исправим». Хотя лично мне такие мысли в голову не приходят.

– Скажите, есть какой-то человек, кому вы абсолютно полностью, даже более чем себе, доверяете оценку ваших работ?

– Для меня очень важно мнение моей любимой женщины, моей мамы и бабушки. Как видите, меня окружают три женщины. Их мнение меня интересует, но самое главное – это мое мнение, самое главное – как я к себе прислушиваюсь, как себя слышу.

shadow – Вас окружают три женщины. Может, поэтому у ваших героев такое как бы подкожное знание женской психологии?

– Нет, я не могу сказать, что хорошо знаю женщин. Это я, наверное, так играю. Это роли, только роли.

– Дайте, пожалуйста, вот такой портрет идеальной женщины для вас.

– Это должна быть муза, должен быть единомышленник, который тебя понимает и помогает тебе. Женщина должна вдохновлять мужчину на подвиги, на новые победы, на какие-то свершения.

– Я видела в театре на ваших спектаклях, как одна и та же девушка дарила вам цветы…

– Да, бывает: поклонницы. Замечательно, что так. Это как-то подтверждает, что я интересен для людей, что люди следят за моим творчеством. Но я должен вам сказать, что это очень ответственно, потому что я знаю, что с некоторых времен, например, люди покупают билеты, зная, что увидят там меня, Даниила Спиваковского. Или они покупают кассету, идут в кино, зная, что в этом фильме снимаюсь я. Или переключают на ту или иную программу телевидения, зная, что идет фильм или сериал с моим участием. И это требует серьезного отношения к профессии. Нельзя халтурить. Я не могу разочаровать своего зрителя. Я должен все спектакли, все роли делать «на ура», на 100%, на 5 баллов, понимаете? Иначе зритель разочаруется, скажет: «Ну вот, что ж он так сыграл-то!» Я этого не хочу.

– Вы помните ваши первые театральные успехи и мамину реакцию? Эпизод какой-то?

– Моя мама всегда меня поддерживала и мной восхищается. Когда-то я занимался в детской театральной студии при московском Дворце пионеров, играл там в спектакле. Не знаю, сколько мне тогда было лет – 11 или 12. Я сыграл спектакль, главную роль. И мама была на спектакле. Она вела меня домой и спросила: «Ну, что ты сейчас хочешь, Даня?» Она имела в виду какой-то подарок. Я ответил: «Мам, я хочу вернуться, и чтоб спектакль начался с начала. Чтобы зрители сели в зал и погас свет».


СПРАВКА

Актер Даниил СПИВАКОВСКИЙ родился 28 августа 1969 года в Москве. Окончил факультет психологии МГУ. Студентом играл в Студенческом театре МГУ. В 1992 году получил второе высшее образование в ГИТИСе. Сразу после Театрального института был принят в труппу Театра имени Владимира Маяковского, в которой работает по сей день. В кино начал сниматься еще в студенческие годы. Позднее играл роли в таких сериалах, как «Две судьбы», «Русские амазонки», «Зачем тебе алиби?», «Инструктор» и многих других. Первой серьезной работой в художественном кино стала главная роль в фильме Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн» (2004). Через год сыграл в картине Павла Лунгина «Бедные родственники».

Опубликовано в номере «НИ» от 2 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: