Главная / Газета 31 Июля 2006 г. 00:00 / Культура

В поисках прекрасного острова

Вильнюсский театр показал москвичам другую Литву

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Всю прошлую неделю театральная Москва осаждала помещение Театра имени Маяковского, где проходили гастроли труппы Римаса Туминаса. Главным событием стал показ премьерного спектакля «Мадагаскар» по пьесе Марюса Ивашкявичуса. Комическая драма о поисках новых земель открыла москвичам незнакомую ранее Литву и ее мечтательных обитателей.

Литовцы удивляют и драматизмом, и юмором.<br>Фото: МИХАИЛ ЦИММЕРИНГ
Литовцы удивляют и драматизмом, и юмором.
Фото: МИХАИЛ ЦИММЕРИНГ
shadow
Существует много способов узнать другую страну: поездки, книги, фильмы... Спектакль «Мадагаскар» Римаса Туминаса показывает Литву, которую вы раньше точно не знали и о существовании которой даже не догадывались. Совершенно неотразимую страну чудаков, мечтателей, сновидцев. Реальные действующие лица литовской истории здесь превращены в персонажей сказочного фольклора. Посол во Франции Оскарас уверен, что Атлантиду заселяли литовцы и затонула она, потому что не вынесла тяжести роста литовскости. Он предвидит, что скоро одна половина Луны упадет на Россию и у Литвы окажется дополнительная территория, способная вынести величие литовского духа. Поэтесса Сале мечтает стать литовской Жанной д’Арк, а также тоскует о любви и жертве. Наконец, сам главный герой, Казимерас Пакштас (Пакшас – по-литовски «шутка»), стремится обратить своих соотечественников лицом к морю, посадить их на корабли и отыскать в Африке земли, пригодные для создания «запасной Литвы»: черного Вильнюса и черного Каунаса.

Глубина сцены отгорожена коробкой с двумя дверями, за которыми угадывается комнатное пространство. Из дверей появляются персонажи и в двери уходят. В центре сцены – круглый массивный деревянный стол, который иногда используется и как постамент, и как небольшая сцена на сцене: с него произносят речи и читают стихи.

Изощренный, затрудненный литературный язык, слова, вышедшие из бытового употребления, намеренно контрастируют с точными скупыми сценическими средствами, которые настолько просты, что доступны только опытному мастеру. Кажется, впервые Римас Туминас так свободен и уверен в себе. Не пытаясь ни бороться с автором, ни додумывать за него, он точно идет за подсказками литературного материала, находя сценические эквиваленты прекрасной прозе.

Вот исполнитель роли Казимераса надевает чепчик и захлебывается пронзительным младенческим плачем – перед нами новорожденный. Актрисы в купальных костюмах начала века осторожно ступают по расставленным гуськом стульям – перед нами берег Балтийского моря. Актрису укладывают на брезентовые носилки, надевают на голову платок и перевязывают жгутами – Сале завершила свой жизненный путь. «Мадагаскар» разворачивается с убедительной свободой сновидения. Наплывают эпизоды, чья прихотливая смена только постепенно проявит логику повествования. Вот Казимерас проповедует со стола о том, что каждому литовцу необходимо рядом с крестиком повесить компас. А потом, уткнувшись в колени пожалевшей его девушки Вероники (Илона Кветкуте), плачет: «Нация меня не любит!..» Вот в своей девичьей спальне две подружки, Саля и Миле, готовятся ко сну. И Саля жарко мечтает о белом коне французской Жанны, о сражениях с негодяями поляками и о том, как придет Он, единственный, которому она отдаст и свою невинность, и жар души, и подругу Миле, поскольку для Него ничего дорогого не жалко.

Посмотрев спектакль, понимаешь, что понятие «литовский юмор» имеет не меньше прав на существование, чем словосочетание «английский юмор». Но шаг за шагом, сцена за сценой, и среди взрывов хохота в зале все чаще возникают минуты тишины, уколы грусти. Все эти прекрасные мечтатели оказываются абсолютно ненужными окружающей жизни, их мечты безнадежны и утопичны. Жизни не нужна ни ангельская красота Миле, ни смелость «злободневной женщины» Хеле, ни философствования Оскараса, ни прекрасный остров Мадагаскар, найденный Пакштасом. Все поиски «запасной Литвы», запасной любви, запасной жизни оказываются бесплодными и напрасными. Как напрасно и бесплодно разрезан чудный золотистый ананас, к долькам которого никто не прикоснулся. Жизнь – грустная штука, но прожить ее надо по возможности весело. И лучший способ – посвятить себя поискам – любви, души, луны или «запасной Литвы»...

Опубликовано в номере «НИ» от 31 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: