Главная / Газета 27 Июля 2006 г. 00:00 / Культура

Римас Туминас

«Мне надоело объяснять, где находится Литва»

ОЛЬГА ЕГОШИНА
Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ
Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ
shadow
– Римас, с каким настроением вы приехали в Москву?

– Перед началом гастролей я всегда нервничаю, всегда хочется, чтобы этот день не наступал. Но бьет семь часов, спектакль начинается, и все это неотвратимо… Формируя программу, мы размышляли, включать ли в нее «Маскарад», который в Москве уже был. Но мне кажется, сегодняшний «Маскарад» – это совсем другой спектакль, изменилось время, и он изменился. Мы объездили с Лермонтовым полмира. Везде на пресс-конференциях мне непременно задавали вопросы: «А где находится Литва? Это на Кавказе? Это в Сибири?» Я уже стал носить с собой географические карты и наборы открыток с видами Литвы. Также на пресс-конференциях я всегда рассказывал о Лермонтове (в Англии рассказывал о его шотландских корнях и т.д.). Мы мучились с лермонтовскими переводами на английский, французский, испанский и т.д. И очень радостно вернуться в страну оригинала. Для нас эти московские гастроли в определенном смысле являются этапными. Я надеюсь, что они дадут возможность взглянуть на себя со стороны, многое переоценить, понять, есть ли смысл существовать дальше или пора меняться.

– Вы привезли в Москву два чеховских спектакля и одну постановку по «Маскараду» Лермонтова. Чем был вызван такой выбор гастрольной афиши?

– Меньше всего соображениями политкорректности. Я хорошо понимаю, что в Москве достаточно своих «сестер», да и «вишневых садов» высаживают больше, чем успевают вырубать. Но сегодня для меня Чехов – автор абсолютно необходимый. Когда-то я был молод, и Чехов казался мне таким пожилым, много пожившим человеком. Теперь я уже старше Чехова, и с каждым годом он становится для меня все моложе и моложе. Соответственно меняется восприятие. В «Трех сестрах» играют мои студенты и молодые артисты. И это для меня важно. Чехова много ставят, но мне кажется какой-то итоговой, образцовой постановки еще не появилось. Скажем, фильм «Пролетая над гнездом кукушки» настолько совершенен, что странно думать еще раз поставить это произведение. У Чехова на каждой странице загадки, неожиданные возможности. Скажем, в «Вишневом саде» в Париж за Раневской отправляют Аню… Я помню, когда мне было пять лет, моя мать посылала меня за отцом, когда он пил по соседству. Знала, что ребенку он не может отказать! Отец понимал, кто меня послал и зачем. Он крепко сжимал мою руку, до синяков, но шел за мной домой. Так же и Аня.

– Вы привезли в Москву постановку «Мадагаскар» литовского автора. Не могли бы вы чуть-чуть рассказать об идее этой постановки?

– Когда я читал роман о литовце, который отправился искать для Литвы новые земли, я вначале смеялся над приключениями героя (кстати, его фамилия Пакштас – по-литовски значит «шутка»). А когда дочитал, мне стало грустно: это очень печальная история. И я долго соблазнял самых разных наших драматургов, чтобы они взялись за этот материал, пока не встретил молодого драматурга и прозаика Марюса Ивашкявичуса, который вдохновился этой историей человека, который в начале ХХ века решил найти новую, «запасную» Литву. Его вела мысль, что мы, живя между такими соседями, как Россия и Германия, никогда не будем независимы. Он обошел почти полмира в поисках свободных земель, которые можно арендовать. Был на Аляске и подумал, что литовцы могли бы разводить там оленей. Потом поплыл в Африку, там заболел. Отыскав, наконец, как ему казалось, пригодные земли и вернувшись на родину, стал всех агитировать переселяться в Африку. В «Мадагаскаре» очень красивый старинный язык. Используется масса выражений, которые уже ушли из обихода, и это возвращение к старому языку, возвращение к сельской жизни, которую я сам хорошо помню, было для нас важно. Теперь хотелось бы, чтобы наши поиски нашли отклик у зрительного зала.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: