Главная / Газета 25 Июля 2006 г. 00:00 / Культура

Курс Труффальдино

Алексей Чадов вышел на театральную сцену и провалился

ОЛЬГА ЕГОШИНА

На сцене Театра киноактера состоялась премьера спектакля «Эй, Труффальдино». Спектакль был отложен на неделю, поэтому в зрительном зале на одни и те же места претендовали зрители обеих премьер и ругали администрацию. Особенно когда к двум комплектам билетов добавлялись выписанные контрамарки.

В Театре киноактера Чадова опекали как могли.<br>Фото: ОЛЬГА РЫБКИНА
В Театре киноактера Чадова опекали как могли.
Фото: ОЛЬГА РЫБКИНА
shadow
В фойе Театра киноактера лежат рекламные брошюрки нового «обучающего» предприятия. Ровно за пару уроков (от 750 до 1200 рублей) тебя обещают научить всему-всему: танцевать латиноамериканские танцы и танец живота, французской кухне, итальянской кухне, научат выбрать суженого, научат делать карьеру, говорить по-французски и мастерить игрушки из войлока. Научить поставить спектакль и в нем сыграть в брошюрке не обещают. Но сама постановка «Эй, Труффальдино» вполне может служить образцом продукции, сделанной «за два урока» по методу «дешево и сердито».

Кулисы и задники разрисованы кислотными красками, и главным их украшением служит надпись красными латинскими буквами «Truffaldino» (видимо, для обозначения, что действие происходит в Италии). Костюмы действующих лиц явно куплены в магазинчиках распродаж у соседней станции метро (особенно хороши набор трусы-майка у сеньора Панталоне и парик Сильвио). Пара простеньких стульев на колесах, столик с напитками – и интерьер оформлен. Художник-постановщик Светлана Архипова явно может давать уроки, как «быстро» научиться варганить любые спектакли: пару дней на разрисовку холстов, два дня на походы по распродажам – и спектакль вполне «одет». Создатель музыкальной концепции спектакля Асаф Фараджев может дать уроки по подбору мелодий: их ровно две. Одна звучит громко (вынесенный на авансцену динамик часто заглушает реплики актеров, но что делать), создает настроение бодрое и энергичное, вторая – лирическая – звучит под сурдинку и создает настроение томное и любовное.

Режиссер Ольга Анохина не только не смогла определить сама концепцию спектакля, но и грамотно построить мизансцены. Актеры один за другим выходят на авансцену, как на утреннике в детском саду, и, преданно глядя в зрительный зал, произносят ту или иную реплику.

Впрочем, занятые в «Эй, Труффальдино» актеры, похоже, тоже обучались мастерству на ускоренных курсах. Все реплики они произносят, подойдя к авансцене и преданно глядя не на партнера, а в зрительный зал. Во-первых, так удается перекричать динамики, а во-вторых, что с партнером делать неизвестно, а как вести себя со зрителем, более-менее понятно. Со зрителями надо заигрывать и их развлекать любыми методами. Тогда в конце похлопают и дадут цветы. Впрочем, все исполнители явно уяснили, что в спектакль они приглашены «на подтанцовки» к единственной звезде – Алексею Чадову, занятому в роли Труффальдино.

На сцену звезда сериалов вышла впервые и пока чувствует себя на ней как сухопутный салага, попавший на корабль: шатает, крутит и куда себя девать, решительно не знает. Звезде позволяют в короткой интродукции сделать сальто и чуть-чуть потанцевать, но уж потом решительно оберегают от физических, да и любых других усилий. Великий Труффальдино – Феруччо Салери перед спектаклем грел мышцы, делал разминки, и в свои семьдесят лет в сцене одновременного обеда двух господ показывал чудеса акробатики: жонглировал тарелками, птицей летал из кулис в кулисы, делал сальто-мортале, ловя на поднос все подкинутые столовые приборы. Нашему Труффальдино-Чадову выдают столик каталку, чтобы не запыхался. И на этой каталке он лихо катится из одной кулисы в другую, имитируя страшную занятость.

Надо отдать должное поклонникам Алексея Чадова, составившим основную массу зрительного зала: своего любимца они подбадривали в лучших традициях рок-концертов. Хлопали не за то, что делает, а за сам факт появления. Поэтому в финале возникло и окрепло страшное подозрение, что и публика в зале прошла какие-то секретные специальные курсы: как радоваться тому, чему радоваться нельзя в принципе. Или: как убедить себя, что пластмассовый стаканчик ничем не хуже ручного фарфорового. Или еще что-нибудь столь же заковыристое – «курсы ускоренного обучения зрителей антрепризы».

Опубликовано в номере «НИ» от 25 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: