Главная / Газета 18 Июля 2006 г. 00:00 / Культура

Большой на диете

Из-за недостатка средств на реконструкцию главный театр страны будет экономить на отделке и репертуаре

ВЕРА ЩИРОВА

В июле Большой театр отметил строительный юбилей: ровно год назад главная сцена страны закрылась на глобальную реконструкцию. Первые 12 месяцев прошли в нервозной обстановке – Большой оброс громкими скандалами. Основные проблемы были связаны с проектом реконструкции и финансированием. Смуту внес и мэр Москвы: в феврале Юрий Лужков по невнятным причинам покинул кресло сопредседателя попечительского совета театра. Окончательно настроение у Анатолия Иксанова, директора ГАБТ, испортилось после недавних новостей: во-первых, специалисты обнаружили в стенах театра 15 огромных трещин, на борьбу с которыми потребуются дополнительные затраты, а британская газета The Guardian накануне гастролей труппы в Лондоне опубликовала статью, пророчащую Большому долгую и мучительную смерть. Корреспонденты «НИ» побывали на стройплощадке театра, чтобы собственными глазами увидеть, как идет реконструкция.

За строительными лесами скрывается множество проблем.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
За строительными лесами скрывается множество проблем.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
На реставрацию и модернизацию Большого театра, которые, согласно плану, должны завершиться в сентябре 2008 года, Минэкономразвития выделило 15 млрд. рублей. Из этих средств за год уже потрачено 3,75 млрд. Без объяснений понять, на что ушли деньги, сложно. На первый взгляд кажется, что строители хоть и работают на площадке, но еще ничего не успели сделать. Так думали и корреспонденты The Guardian, которым после публикации статьи с заголовком «Большой уже мертв» пришлось печатать опровержение. На самом деле реконструкция идет строго по графику.

Отчет о проделанной работе Любовь Бушуева, замдиректора Центра прикладных коммуникаций, начинает еще на улице. Рядом с театром с левой стороны стоит небольшой бетонный заводик. Он исключает проблемы с количеством и качеством бетона. Подходим к знаменитой колоннаде, которая еще задолго до начала реконструкции расшаталась и «разъехалась» в разные стороны. Самую большую угрозу для сотрудников и публики театра представляла крайняя левая колонна – она отклонилась на целых 8 см, из-за чего на портике образовалась трещина, в которую свободно входили два мужских кулака. Сегодня все восемь колонн «подвешены» на специальных распорках, которые направляют их и помогают под собственным весом принять правильное исходное положение. Процесс идет медленно, зато щадящим методом. В Большом вообще все работы проходят под лозунгом «не навреди». «Без Управления охраны памятников и шага не делается. Ведь ГАБТ является историческим памятником и находится под охраной», – поясняет Любовь Бушуева.

Заходим в театр с левой стороны через маленькую дверь, поднимаемся по лестнице и попадаем в зрительный зал. Он весь в лесах, и из-за этого уже не кажется таким помпезным, как раньше. Строителей здесь нет, все работы, возможные на данном этапе, завершены. Хрустальная люстра 1863 года, занавес, светильники, мебель, бахрома и прочие мелочи, которые создавали в зале красоту, отправлены к реставраторам. Невозможно сейчас увидеть и живописный плафон: он, как и уникальные деревянные стены из резонансной сосны, спрятан за лесами.

Интересуемся, куда же исчезла вся позолота, которая придавала залу величественный вид. Оказалось, что и золото увезли в мастерские. Только кое-где оставили кусочки фальшивого золотишка, которое, как это не удивительно, оказалось крашеным папье-маше. Но когда специалистам разрешат приступить к художественной реставрации, все золото вернут на прежнее место. И заблестит оно пуще прежнего, потому что восстановят его по старинной технологии, по которой работали мастера в середине XIX века. Сусальное золото будут прикреплять не на лак, а на специальную замазку, которая замешивается из тухлых яиц, особой глины и китового спермацета. А потом, чтобы добиться нужного рельефа, будут разглаживать каждую пластинку агатовыми камушками.

Просим показать, что же происходит за занавесом. Но получаем отказ. Дело в том, что сейчас зрительный зал отделен от сценической части стеной-перегородкой, которая позволяет поддерживать в театре нужную температуру. А за занавесом уже роют котлован, чтобы начать подземные работы.

Рабочие выносят сор из театрального гардероба.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow По мостикам, перепрыгивая через леса, проходим в Бетховенский и хоровой залы. Они, как и все стены театра, в «норках», подготовленных для введения раствора. Это тот самый инъекционный метод, которым надеялись укрепить все стены. Но выявленные 15 силовых трещин нарушили планы, теперь Большому требуются дополнительные, более мощные технологии. «Трещины обнаружены в трех наружных стенах – по фасадам со стороны Петровки, Щепкинского переулка, Театральной площади, плюс по циркульной стене, которая определяет границы главного зала театра, – они проходят от фундамента до кровли. Но эта ситуация не является поводом для паники. Существует даже целая наука, которая изучает именно такие трещины», – объяснил «НИ» Азарий Лапидус, председатель совета директоров компании «СУИ-холдинг» (генподрядчика по строительным работам). По его словам, уже утверждены проектные решения борьбы с трещинами – театр стянут поясами (приблизительно таким же способом собирают деревянные бочки).

Для борьбы с трещинами потребуется 2–3 месяца, а это может повлечь отставание от графика реконструкции. К примеру, начатые в мае работы по задавливанию свай (вогнали меньше десятка, а надо 2153) для укрепления фундамента и сохранения устойчивости здания точно будут остановлены. К тому же, чтобы опоясать Большой, снова потребуются дополнительные расходы. А к такому повороту событий ГАБТ не был готов. И где искать деньги, сейчас совершенно непонятно. Смета утверждена, и дополнительных вливаний из госбюджета не будет.

Только теперь всем становится понятно, что Минэкономразвития, дважды урезая смету реконструкции, сильно ошиблось. Теперь Большому придется сесть на жесткую «диету». Скорее всего, как пояснила Любовь Бушуева, экономить будут на отделочных работах в технических помещениях. Также предстоит урезать репертуар. В пресс-службе Большого открыто заявляют, что в этом сезоне в целях экономии средств руководство уже отказалось от постановки оперы «Травиата». А в будущем году вместо пяти спектаклей запланируют четыре, чтобы потом не идти на попятную. Отказываться же от модернизации театра, которая обойдется в 195,5 млн. евро, но зато позволит на сцене Большого ставить уникальные спектакли, вопреки слухам, не собираются.

Впрочем, как будут разворачиваться события, сейчас предугадать сложно, зданию поставлен диагноз – «аварийное состояние», и каких еще сюрпризов от него ждать, неизвестно никому. Тем не менее руководство пока духом не падает. К тому же на днях попечительский совет, несколько месяцев после самоотвода Лужкова существовавший без председателя, возглавил вице-премьер Александр Жуков. И хотя до сих пор попечители никак не влияли на финансирование реконструкции и их приоритетные задачи больше связаны с творческой составляющей театра, в кулуарах новому председателю рады. Все же человек из власти. Есть надежда, что в нужный момент заместитель председателя правительства России воспользуется служебным положением и замолвит слово за Большой.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: