Главная / Газета 3 Июля 2006 г. 00:00 / Культура

С «горы» на землю

Главным событием Грушинского фестиваля стали слухи о его кончине

ЕВГЕНИЯ ШМЕЛЕВА, Самарская область

Вчера завершился 33-й фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина, который традиционно проходит в Самарской области на Мастрюковских озерах в первые выходные июля. Гости разъезжаются по разным городам и неизвестно, вернутся ли они сюда снова: возможно, что Грушинский фестиваль на этом месте проходит последний раз.

Романтики могут навсегда попрощаться с Мастрюковскими озерами.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. АЛЕКСЕЙ МАЙШЕВ
Романтики могут навсегда попрощаться с Мастрюковскими озерами.
Фото: ИТАР-ТАСС. АЛЕКСЕЙ МАЙШЕВ
shadow
«Запомните Грушинский таким», «33-й Грушинский в нынешнем виде может стать последним» – тревожно пишут самарские журналисты. Вести о том, что будущее самого большого бардовского фестиваля в мире под угрозой, распространяются со скоростью звука: об этом говорили еще в поезде, подъезжая к Самаре, об этом знают многие гости фестиваля, об этом на пресс-конференции накануне открытия сказал главный организатор – президент клуба имени Грушина Борис Кейльман: «Печальная правда в том, что две недели назад земля Грушинского фестиваля была продана с торгов. Новый владелец еще не вступил в права, и что будет дальше, мы не знаем. Но если земля Грушинскому фестивалю не вернется, меня здесь больше не будет». В торгах, которые состоялись 9 июня, принимал участие и Клуб имени Валерия Грушина, но предложенная им сумма – 1,1 млн. рублей в год – была слишком мала по сравнению с деньгами, которые предложила одна из фирм. Эта компания, занимающаяся разработкой и реализацией автомобильного диагностического оборудования и по совместительству меценатством спортивных и культурных мероприятий, арендовала Грушинскую поляну за 3,25 млн. рублей в год сроком на 15 лет. Клубу имени Грушина, привыкшему самому вести хозяйство, за счет спонсорской помощи и поддержки со стороны администраций Самары и Тольятти, предложено сотрудничество: руководство художественной частью фестиваля. Однако пока стороны не хотят идти на переговоры и имеют разные взгляды на будущее фестиваля. Генеральный директор нового арендатора земли Николай Мартынов в интервью «НИ» рассказал, что планирует построить здесь круглогодичную турбазу, кемпинг-гостиницу, столовые, душевые, автостоянки, дороги, площадки для занятий спортом, чтобы зимой земля не пустовала, а была горнолыжным курортом, а летом – местом серфинга и других водных видов спорта. Доходы от турбазы, заверил нас г-н Мартынов, будут идти на организацию Грушинского фестиваля, который станет более удобным, комфортным, безопасным для гостей.

Однако клуб не намерен идти на сотрудничество. Свою жесткую позицию Кейльман объяснил с нескрываемым возмущением: «Это все равно что в вашу семью, в ваш дом придет другой мужчина и скажет: теперь я ваш муж. Эта земля согрета нашим теплом, здоровьем, талантом». Клуб Грушина намерен бороться за землю: готовит обращение к президенту Путину с просьбой передать территорию в пользование клубу и финансировать фестиваль из госбюджета. Если это обращение не приведет к результату, Кейльман планирует крайнюю меру: перенести мероприятие в другую область. Так что есть вероятность, что в следующем году состоятся сразу два фестиваля: один на традиционном месте, а другой под эгидой Клуба имени Грушина, которому принадлежат авторские права на бренд «Грушинский фестиваль».

Коммерческие неурядицы – это нелицеприятная изнанка 33-го фестиваля, которая, к счастью, не ощущается на концертах и в повседневной жизни гостей. Организация, несмотря на то, что средства были найдены в последний момент, на хорошем уровне: есть электричество, туалеты, работают водные скважины, озвучены более десятка эстрад, продаются дрова, работает ярмарка, на которой можно купить все: от хлеба до палатки. За безопасностью следят МЧС, УВД, спасатели, работают медпункты.

Настоящая жизнь фестиваля традиционно происходит в вечернее время, когда начинают работать все эстрады и можно послушать самую разную музыку: от классической бардовской песни в исполнении Галины Хомчик, Алексея Иващенко и Георгия Васильева, Виктора Третьякова и заканчивая экспериментальными инструментальными мелодиями с участием не только гитар, но и балалаек, скрипок, барабанов, аккордеонов, имеющих к жанру авторской песни весьма отдаленное отношение. Самые огромные толпы поклонников и самые большие восторги вызывают новые бард-звезды, не вписывающиеся в традицию: Андрей Козловский, терпеливо фотографирующийся с каждой из многочисленных своих фанаток, группа «ГрАссмейстер», чья популярность здесь сравнима лишь с успехом музыкантов из группы «Резонанс», играющих латиноамериканские ритмы. От ритмов публика мгновенно пускается в коллективный сумасшедший пляс.

На каждой из эстрад собирается своя публика: у площадки имени Андрея Баранова, где молодые коллективы играют «антибардовскую» песню (регги, рок, фолк), толпится молодежь от 15 и старше, в том числе панки, хиппи, металлисты. Зато на большой поляне можно увидеть редкий, почти вымирающий вид грушинского зрителя: интеллигентных, воспитанных людей, любящих песни Берковского, Визбора, Окуджавы и знающих, кто такой Валерий Грушин. Они заранее огораживают колышками место на земле, усаживаются на коврике перед сценой всем семейством и сидят до самого утра, подпевая, подмигивая фонариками и засыпая под песни прямо в «зрительном зале».

Другой и самый распространенный способ слушать концерты Грушинского – это блуждать от эстрады к эстраде в поисках любимого исполнителя, устраивать за ним слежку и допрашивать лично, где и когда он будет выступать. Толпы зрителей-кочевников нетвердой походкой (хотя на ярмарке официально продают только пиво, но пьяны к ночи абсолютно все: может, воздух такой?) перемещаются в темноте, наталкиваясь друг на друга, ослепляя фонариками и отчаянно матерясь: и чем темнее ночь, тем небезопаснее в их качающихся рядах. О том, что многие из приехавших оказались на Грушинке случайно, говорит и музыкальная каша, доносящаяся с разных сторон: из динамиков машин звучит шансон, от костров то и дело доносятся «Белые розы», «Яблоки на снегу», «Земля в иллюминаторе». Звуки от эстрад, магнитофонов, костров, мат-перемат нетрезвых гостей смешиваются и превращаются в 24-часовой утомительный гул. И этот гул убеждает, что какие-то перемены Грушинскому фестивалю все же нужны.

Да и главный концерт на Горе в этом году не оставил обычного ощущения праздника. На сцене все образцово и благородно: выступили новые лауреаты Грушинки, спел сам председатель жюри Вадим Егоров и многие известные и уважаемые барды, прозвучали песни Ланцберга, Окуджавы и «бога фестиваля» Юрия Визбора. Но вместо традиционной «Горы», поющей сотнями дружных голосов, организаторы получили в ответ болтающую, матерящуюся и недружественную толпу. Этот главный концерт на плавучей гитаре, как и весь фестиваль в целом, был похож на день рождения, который хорошо организовали: подобрали красивую музыку, повесили фонарики, позвали артистов, но в хлопотах совершенно забыли подумать о составе гостей и в конце концов позвали всех, кто случайно проходил мимо. «Маленький» просчет организаторов испортил большой душевный праздник и сделал невкусным песенное угощение. Хочется предложить организаторам устраивать при входе на фестиваль фейс-контроль, иначе Грушинский потеряет не только привычное место жительства, но и своего традиционного слушателя, которого с каждым годом все меньше, и душу.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: