Главная / Газета 4 Мая 2006 г. 00:00 / Культура

Детская неожиданность

На российские экраны выходит французский «антихудожественный» триллер

ВИКТОР МАТИЗЕН

«Шайтан» – дебютный фильм 25-летнего режиссера Кима Шапирона с Венсаном Касселем и его женой Моникой Беллуччи в главной и второплановой ролях. Кассель покровительствует Шапирону на протяжении 10 лет, нашел для него деньги на первый большой фильм и даже приехал в Москву на премьеру, чтобы своим звездным присутствием привлечь внимание к фильму.

shadow
Режиссеру Шапирону 25 лет, он не имеет кинообразования, но уже наснимал на видео кучу короткометражек, с которыми объездил Францию, показывая их где ни попадя. Шапирон уверяет, что работал над сценарием вместе со своим отцом целых 4 года, но если это действительно так, об их семейной фантазии приходится думать хуже, чем если бы они слепили сценарий за пару недель между более интересными делами.

Фильм сделан по известному трафарету: молодежная компания отправляется на пикник в загородный дом, где их поджидают всякие ужасы. Казалось бы, снять триллер по готовому лекалу так же просто, как собрать модель по чертежу из готовых деталей или сварить суп из полуфабрикатов. Никто же не ждет шедевра – просто удиви чем-нибудь и заставь немного потрепетать в кресле. Однако начинающий режиссер оказался в ступоре перед нехитрым заданием. Не продумав толком ни одного сюжетного хода, он просто кидает актеров из одной грубо состряпанной ситуации в другую. Домом ужасов оказывается имение родителей одной из участниц пикника, где обитает сумасшедший садовник со своей беременной подругой, которая как бы должна родить «не ребенка, не лягушку, а неведому зверюшку» как бы от дьявола, то бишь шайтана, а этому «ребенку Розмари» как бы требуются человеческие глазки. Паразитическое словечко «как бы» здесь употребляется в прямом значении, потому что в картине все сделано абы как: это «как бы кино», «как бы сюжет», «как бы игра». Бессвязность повествования делает ее совершенно невменяемой, а любая попытка описания невменяемого вносит в него смысл, которого на самом деле нет. На экране царит вопиюще антихудожественная самодеятельность, где даже Кассель играет как новичок, впервые попавший на съемочную площадку.

Несмотря на свое ужасающе низкое качество, лента имела во Франции относительный успех и вроде бы продана в 35 стран мира. Французский резонанс объясняется просто – во-первых, картина сделана «парнем из предместья», который привлек в качестве исполнителей таких же маргиналов, как и он сам, и тем самым внес в нее внятный только французам запах их родной реальности, особенно ощутимый после «бунта предместий», а во-вторых, нам тоже было бы забавно посмотреть на то, как наших российских звезд ранга Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой превратили бы в чудищ и вываляли в помойной яме.

Рассказывая о своих поездках с фильмами, Ким Шапирон обронил фразу, которая была переведена на русский язык так: «Мы старались разбросать свое дерьмо по максимуму». Уподобление шапироновских фильмов отходам жизнедеятельности его организма показалось мне любопытным, тем более что вся история с продвижением «Шайтана» режиссером и продюсером действительно напоминает то, как ребенок увлеченно размазывает по полу свое неожиданное произведение, а гордый папаша созывает гостей полюбоваться его творчеством.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: