Главная / Газета 26 Апреля 2006 г. 00:00 / Культура

Актер Михаил Пореченков

«Больно смотреть на то, что происходит в кино»

ВИКТОР МАТИЗЕН

На прошедшем в понедельник заседании секретариата Союза кинематографистов России его председатель Никита Михалков объявил об отставке своего многолетнего заместителя, первого секретаря СК Клима Лаврентьева и неожиданно назначил на этот пост одного из самых рейтинговых на сегодняшний день актеров Михаила ПОРЕЧЕНКОВА. В интервью «НИ» «агент национальной безопасности» попытался объяснить, зачем ему административная должность.

Фото: PHOTOXPRESS
Фото: PHOTOXPRESS
shadow
– Когда Никита Михалков сделал вам предложение занять должность первого секретаря СК?

– Мы обсуждали это в течение года, и окончательно договорились месяца два тому назад.

– Почему вы согласились?

– Даже не знаю... Наверно, по зову души.

– Души?

– Конечно. Я не разделяю эйфории насчет состояния дел в нашем кино. На самом деле больно смотреть на многое, что происходит – и в самом кино, и в Союзе кинематографистов.

– У вас есть программа действий?

– Не знаю, можно ли назвать это программой, но я вижу проблемы, которые необходимо решать, а они не решаются. Это и проблема социальной защищенности кинематографистов, чтобы они к старости не становились обузой для родных и близких, и проблема защиты авторских прав, и проблема кинематографической молодежи. Ведь не секрет, что молодые кинематографисты сейчас находятся в стороне от Союза, тогда как нашими совместными усилиями можно многое сделать.

– Об этом говорят уже много лет, однако СК продолжает стареть. Попытки влить новую кровь предпринимались еще при Сергее Соловьеве, но толку от этого оказалось немного.

– Значит, не с того начинали. Разве молодежь пойдет в это обветшавшее здание Союза и Дома кино на Васильевской? Его нужно полностью реконструировать и реорганизовать. Сделать его престижным местом, создать в нем современный фестивальный центр, перенести в него Музей кино...

– Вы думаете, что там найдется место еще и для музея?

– Конечно. Современные технологии позволяют увеличить площадь настолько, насколько требуется.

– А на какие средства? Ведь единственный источник дохода СК – сдача в аренду принадлежащих ему площадей вне Дома кино, но на эти деньги ничего не реконструируешь.

– Значит, нужно искать инвесторов, брать кредиты. Тут ничего не надо изобретать, для этого существуют известные в мире схемы.

– Многие кинематографисты опасаются, что в результате применения этих схем Союз просто лишится своего дома.

– Если сидеть сложа руки и ничего не делать, Дом кино, в конце концов, просто рухнет. Реконструкция, как и реорганизация, – это решаемые вопросы.

– Из последнего выступления вашего предшественника Клима Лаврентьева на пленуме СК стало ясно, что ему мешают управлять Союзом профессиональные гильдии, и он хотел бы заменить их воссозданными комиссиями, какие существовали при советской власти. Вы с этим согласны?

– Об этих планах мне неизвестно, но я думаю, что упразднять гильдии неправильно. Людей объединяют, прежде всего, профессиональные интересы, и деление по профессиональному признаку естественно. Не должно быть общей каши. Тем более что сам Союз кинематографистов, как я уже сказал, должен выполнять задачи профсоюза.

– И вы, востребованный актер, сможете уделять этой профсоюзной и преобразовательной деятельности достаточно много времени?

– Думаю, что время я найду. В конце концов, нам, актерам, приходится совмещать работу в кино и работу в театре.

– И вас можно будет найти на рабочем месте?

– А вы приходите где-нибудь после 6 мая, когда я отвезу детей на отдых и вернусь – и увидите.

– Сколько лет вашим детям?

– Восемь, три с половиной и полтора.

– Так у вас еще и отцовские обязанности...

– Ничего, выдержим... Я думаю, что и отцовский опыт пригодится. Не случайно же говорят, что кинематографисты – как дети (смеется).

– Вам не страшно во все это ввязываться?

– Конечно, я нервничаю. Все-таки первая административная должность. Хотя в армии я был сержантом, а это, знаете, бо-о-ольшой опыт...

– Если вы были таким же сержантом, каким были прапорщиком в «9 роте», я бы побоялся попасть вам под руку...

– Нет, я не такой... Хотя опыт прапорщика Дыгало тоже не стоит сбрасывать со счетов (смеется).

– За вами в Союз придет еще кто-то?

– Обязательно. Не буду открывать козыри. Узнаете в свое время. Придут молодые, но уже известные актеры и режиссеры.

– Ходят слухи, что за вами стоит Федор Бондарчук...

– Федор мой родственник, крестный моей дочери. Он всегда меня поддерживал и, надеюсь, будет поддерживать и дальше. Мы с ним почти погодки, мне 37, ему 38.

– Вы чувствуете себя одним поколением?

– Да, конечно. На это я и рассчитываю.

– А вам не кажется, что вы сами являетесь козырем в чьей-то игре, что старшее поколение так вот запросто не передаст вам власть, и что все руководящие нити останутся в руках прежнего секретаря Клима Лаврентьева, который сохранил за собой место помощника председателя СК?

– Я так не считаю. Думаю, что о распределении полномочий можно договориться, так что мои руки не будут связаны.


СПРАВКА

Михаил ПОРЕЧЕНКОВ – популярный актер, известный по фильмам и сериалам «Агент национальной безопасности», «Улицы разбитых фонарей», «Бандитский Петербург», «Спецназ», «Горько!», «Механическая сюита», «9 рота». Родился в 1969 году. Учился в школе-интернате в Варшаве (Польша). Затем поступил в Таллинское военно-политическое училище. В 1996 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. По окончании института работал в петербургском театре «На Крюковом канале», затем был принят в труппу Академического театра имени Ленсовета. В кино дебютировал ролью Кирилла в фильме Эрнеста Ясана («Колесо любви», 1994). Сейчас на его счету более 20 киноролей. В настоящее время он также является директором продюсерского центра «Брат».

Опубликовано в номере «НИ» от 26 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: