Главная / Газета 25 Апреля 2006 г. 00:00 / Культура

За вокзал ответишь

Французы привезли на полуторавековой юбилей Третьяковки полсотни шедевров

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

После того как осенью прошлого года Третьяковская галерея устроила в Париже показ своих лучших картин, французский музей Орсе решил сделать ответный жест. В просторном зале на Крымском Валу разместились картины, ради которых туристы, приезжающие в Париж, простаивают километровые очереди.

Настоящим ценителям искусства трудно оторвать глаза от портрета Эмиля Золя.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Настоящим ценителям искусства трудно оторвать глаза от портрета Эмиля Золя.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Рецепт юбилейно-дипломатической выставки, как правило, очень простой: выбираются несколько бесспорных шедевров, разбавляются гарниром из картин попроще, и все это хозяйство развешивается на красном фоне, словно в дорогом антикварном салоне. В принципе именно к этому жанру и нужно отнести экспозицию в Третьяковке. Но кто сказал, что это плохо? Напротив, это даже очень хорошо, когда в Москву приезжают вещи, до боли знакомые по репродукциям и постерам, около каждой из которых можно простаивать часами и устраивать отдельные лекции. Например, «Портрет Эмиля Золя» Эдуарда Мане – подарок одного революционера в искусстве другому: на столе Золя видны его статьи, посвященные Мане, и где-то на заднем плане стоит открытка с «Олимпией» того же Мане – самой скандальной картиной XIX века, которую остальные критики считали порнографией.

Или вот рядом полотно «Вокзал Сен-Лазар» родоначальника импрессионизма Клода Моне (не путать с предыдущим художником!). По нашим собраниям он больше известен как пейзажист на берегах Сены, а в данном случае выступает еще и как певец индустрии. На вокзале Моне написал 8 полотен и, по судьбоносному стечению обстоятельств, предсказал рождение нового вида искусства: ведь через 20 лет, в 1895 году, братья Люмьер создали первый кинофильм «Прибытие поезда».

Кстати о поездах: музей Орсе – это не что иное, как бывший вокзал, который только 30 лет назад переоборудовали под выставочный зал и заполнили произведениями XIX – начала ХХ века. Так в Париже появилась своего рода музейно-туристическая троица – Лувр со старыми картинами, потом Орсе с импрессионистами и наконец Центр Помпиду с современными работами. Устроители выставки в Третьяковке, как смогли, попытались создать именно вокзальную атмосферу: в зале много воздуха, просторно и по-индустриальному стерильно, никаких занавесов и отвлекающих стенок. В центре экспозиции на Крымском Валу стоят скульптуры «Танцовщиц» Дега – точно так, как в центре Орсе стоит коллекция скульптуры. Короче говоря, прелесть этого проекта в его музейности и на первый взгляд в отсутствие претензий на какую-то особую идею или сюжет. Смотрите шедевры и радуйтесь.

Впрочем, сотрудники Третьяковки немедленно отыскали нити, которые связывают странное вкрапление иностранцев в музей русского искусства. Нити и так на поверхности: русские художники и коллекционеры (особенно брат основателя Третьяковки Сергей Михайлович Третьяков) в конце XIX века смотрели на французов как на законодателей европейской моды, учились у них краскам и смелым жестам. Наши «передвижники», отказавшиеся повиноваться академической рутине в 1863 году, имели своих соратников в Париже – в тот же самый год французские художники, отвергнутые официальным Салоном, решили устроить свою радикальную выставку (из этих неофициальных вернисажей и возникло движение импрессионистов).

Увы, удельный вес наших мастеров XIX века со временем растерялся и сегодня не дотягивает до их коллег-французов: импрессионисты приобрели всемирную славу, наши же остались сугубо российским явлением. То же самое, скорее всего, случится и в Москве – празднование Третьяковки превратится в триумф парижан. Ведь зрителей на летних каникулах не сильно заинтересуют глубинные связи России с парижским бомондом. Они пойдут на Ван Гога (его невероятная «Лунная ночь» – картина, в которой уже ощутимо сумасшествие), на Ренуара, на Родена (привезли одну из лучших его статуй – «Бронзовый век»), на Дега и Моне. И будут совершенно правы: коли у двух государств родилось желание обменяться шедеврами, надо этим случаем срочно воспользоваться.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: