Главная / Газета 17 Апреля 2006 г. 00:00 / Культура

Основатель кинофестиваля «Санкт-Петербург» Марк Рудинштейн

«Мы готовы подкупать продюсеров»

АНДРЕЙ МОРОЗОВ

В июле известный продюсер Марк РУДИНШТЕЙН представит публике свой новый кинофестиваль «Санкт-Петербург». Это детище Рудинштейна задолго до открытия не просто вызвало горячие споры, а стало буквально яблоком раздора в среде петербургской культурной элиты. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский до сих пор выступает против его проведения, а губернатор Валентина Матвиенко, наоборот, поддерживает идею. О фестивальных интригах, своем взгляде на затянувшийся скандал и современное кино господин Рудинштейн рассказал «Новым Известиям».

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
– Валентину Матвиенко вам удалось убедить в том, что Петербургу нужен свой кинофестиваль, а что же Михаил Пиотровский?

– Валентину Ивановну мне не приходилось убеждать, потому что она в течение пяти лет была на «Кинотавре» в оргкомитете. Мы говорили с ней об этом кинофестивале еще в те времена, когда она готовилась стать губернатором. Пиотровский тогда только что заступил на свою должность и тоже был согласен с этой идеей. Хотя дружеских отношений с Пиотровским у меня нет.

– Не обидно, что их нет?

– Очень обидно. Я соблюдаю все условия, о которых он говорит, но он общается со мной через переводчиков. Я же все спокойно терплю, потому что понимаю разницу – кто он и кто я. Он – ученый, а я – администратор. С этим надо считаться.

– Слышал, что «Санкт-Петербург» будет фестивалем класса А.

– Я не хочу дискутировать на эту тему. Для того, чтобы фестиваль получил этот класс, надо, чтобы он прошел в течение пяти лет в таком режиме. Но можно создать «классную» историю. Как администратор, я это умею. Этот фестиваль прежде всего должен отличаться конкурсной программой. Наличие звезд само собой разумеется, но если не будет кино, то не будет и звезд. Поэтому главная задача петербургского фестиваля – за три года приобрести авторитет. Сейчас основные средства тратятся на «скаутов», которые отбирают картины для фестиваля. Еще нам надо приучить продюсеров, чтобы они давали свои фильмы на наш фестиваль. Сейчас нет такого понятия, что фестиваль такого-то класса имеет право первого показа фильма.

– Почему?

– Потому что мы живем во времена Интернета, и техника становится более совершенной. Сейчас «право первой ночи» не ставится во главу. Каждый фестиваль доказывает свою значимость своим классом, отбором картин, хорошей организацией и поиском своего лица. Перед нами стоит задача – найти свое лицо, но нужно еще учитывать, что у нас всегда все любят спешить. Сейчас мы хотим оторвать две-три картины с других фестивалей. Мы готовы заплатить за это деньги.

– Об этом можно написать?

– Пишите. Можно. Мы готовы подкупить продюсеров и подкупать их, пока они не поймут, что наш фестиваль не хуже, чем Венецианский или Московский.

– Не откроете тайну: кто из звезд приедет на ваш кинофестиваль?

– Сейчас уже могу сказать, что почетным президентом фестиваля должен стать господин Армани. Вы спросите: какое отношение он имеет к кино? Он автор костюмов к более чем 150 фильмам.

– Пока я сидел в вашей приемной, слышал крик в вашем кабинете. Поинтересовался: «Это Марк Григорьевич по телефону так громко разговаривает?», а мне объяснили: «Это он совещание проводит». И часто на таких повышенных тонах проводите совещания?

– Это я бухгалтера отчитывал за бездеятельность других сотрудников. Но если честно, то в такие минуты я не люблю себя, хотя бы потому, что понимаю: подчиненный не может мне ответить. Поэтому после таких разговоров сразу перевожу свой тон в другое русло. Я вообще не люблю в себе начальника. В советское время мы все из-за национальности были вторыми и никогда не думали стать директорами или президентами. Началась перестройка, и мы стали и директорами, и президентами. От этого портится характер.

– У вас тоже?

– Да, он испортился. Можно быть очень хорошим начальником, но постепенно тебя начинают портить сотрудники. Я очень хорошо себя чувствовал, когда не был начальником.

– В метро давно были в последний раз?

– Лет десять назад. Помню, что был очень тогда беспомощным, не знал где взять жетон и куда его бросать.

– Недавно вы отметили 60-летие. Грустный юбилей?

– Поводов для веселья точно нет. В этом возрасте наступает физическая усталость, а для мужчины есть другая опасность – перестать что-то делать ради женщин. Мужчиной движут тщеславие в хорошем смысле и любовь к женщине. Мускулатура мужчины – это вообще и есть эта любовь, а не поднятие тяжестей. Если она работает, то рождается желание что-то делать. Чем больше возраст мужчины, тем меньше работает эта мускулатура. Поэтому, несмотря на двусмысленность того, что я говорю, 60-летие – это юбилей с грустцой.

– Круглые даты обычно используют для подведения жизненных итогов. Вы тоже их подводили?

– Я не люблю даты, как не люблю, когда женщинам дарят цветы 8 Марта. Мне очень близки слова Жванецкого: «Давайте выбросим все часы на свалку, и пусть кто-то стоит там и слушает, как они тикают, если ему это нравится». Так как дата для меня – это состояние организма, то к нему я прислушиваюсь больше, чем к юбилею.

– Это еще и пенсионный возраст. В собесе уже были для оформления пенсии?

– Нет времени. Но, наверное, придется, хотя надеюсь, что не доживу до того времени, когда мне понадобятся 4 тысячи рублей пенсии. Это мне наш бухгалтер подсчитала, сколько примерно мне начислят.

– Говорят, что кино – это иллюзия. Можно ли тогда сказать, что вы почти половину своей жизни занимаетесь иллюзиями?

– Кино – это сказка. Самое лучшее кино потому и пользуется спросом – потому что оно сказка. В американских фильмах добро всегда побеждает зло, и поэтому они воспринимаются как сказки. У нас до перестройки и после нее кино решало социальные проблемы, а оно не должно их решать. Оно должно рассказывать красивые истории или красиво запугивать зрителя. «Крестный отец» никогда не был фильмом про мафию, это – история одной семьи и человеческой судьбы. Сейчас у нас научились снимать такие фильмы, которые кончаются хорошо. Помните финал «Водителя для Веры»? Ребенок остается на руках у солдата, и, значит, есть надежда, что все будет хорошо, что он спасет ребенка. Кино должно давать надежду.

– Но это все равно иллюзия! А значит – пустое.

– Нет. У нас везде иллюзия. Мужчины маленького роста мечтают о высоких и красивых женщинах. Люди, не умеющие играть на рояле, мечтают сесть за него и играть. Дай Бог, чтобы человечество жило такими иллюзиями, а не иллюзией завоевать мир или убивать себе подобных. В конце фильма должна быть иллюзия, что все будет хорошо. Это закон для любого творчества. Я плохо отношусь к мрачному искусству, хотя оно имеет право на существование. Так же как и кино Сокурова или Германа. Их кино лабораторное.

– Вы так думаете?

– Я убежден в этом. На их фильмах будут учиться целые поколения. Они создают азбуку кино. Уже сегодня мы не замечаем, что в популярных фильмах есть цитаты из фильмов Тарковского или Германа и Сокурова. Их приемами будут пользоваться и другие режиссеры, независимо от того, насколько они талантливы. Но каждый приходящий в кино должен понимать, что он должен дать людям то, чего им не хватает в жизни, – надежду.


СПРАВКА

Марк РУДИНШТЕЙН – известный российский кинопродюсер, на счету которого такие фильмы, как «Собачий пир», «Супермен», «Самоубийца», «Гамбринус», «Катафалк», «Циники», «Московские красавицы», «Короткое дыхание любви», «Аномалия». Родился 7 апреля 1946 года в Одессе. В 1972–1975 годах учился в Театральном училище имени Щукина. В 1980–1984 гг. – директор эстрадных программ «Росконцерта», в 1985–1989 гг. – старший методист Парка культуры и отдыха имени Талалихина в городе Подольске. В 1989–1991 гг. – генеральный директор кинодистрибьюторской фирмы «Подмосковье». С 1991 года – президент кинокомпании «Кинотавр». В 1989 году организовал Фестиваль некупленного кино (Подольск), который в 1991 году перебрался в Сочи под названием «Кинотавр», а с 1994 года получил статус международного кинофестиваля. До лета 2004 года был генеральным продюсером этого кинофорума. В 1996 году в Москве организовал и стал генеральным продюсером Международного кинофестиваля «Лики любви». Продюсер и автор идеи создания Международного кинофестиваля «Золотой ангел», переименованного в «Санкт-Петербург», который должен состояться в июле этого года на Дворцовой площади.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: