Главная / Газета 29 Марта 2006 г. 00:00 / Культура

Тяжелое па

На сцену Малого театра вышли балерины весом более 85 килограммов

МАРИЯ КАРЕЛОВА

«Балет толстых» – один из трех коллективов пермской труппы «Балет Евгения Панфилова». Хореограф Панфилов, трагически погибший четыре года назад, создал в уральском городе несколько уникальных творческих команд – сначала первый в России государственный театр современного танца, потом «Бойцовский клуб» (куда пригласили агрессивных подростков с улицы) и, наконец, «Балет толстых». Последнему нет аналогов в мире. В понедельник пермские толстяки и толстушки лихо вытанцовывали на сцене столичного Малого театра.

В Перми у балерин необычные стандарты.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ
В Перми у балерин необычные стандарты.
Фото: ИТАР-ТАСС. ЭМИЛЬ МАТВЕЕВ
shadow
Чтобы набрать упитанных исполнителей, в пермских СМИ разместили такое объявление: «Требуются артисты весом более 85 килограммов». Откликнулись обыкновенные люди, которым надоело слушать смешки за спиной и вариться в собственных комплексах. Панфилов сумел раскрепостить непрофессиональные, малоподвижные в быту тела. С тех пор артисты «Балета толстых» сделали шесть оригинальных постановок и получили «Золотую маску» в категории «новация» за балет «Бабы. Год 1945». Этот небольшой спектакль вместе с одноактными «Временами года» пермские толстяки и показали на гастролях в Москве, на сцене Малого театра.

«Времена года» на музыку Вивальди – метафора человеческих возрастов: весна – надежда, лето – уверенность, осень – увядание и зима – конец всему. «Толстые» появляются на сцене в легкомысленных полупрозрачных сарафанчиках выше колен и в черных балахонах, словно печальные арлекины. Аллюзии с мировой живописью (вот вам рубенсовские женщины, а вот – кустодиевские) так же несомненны, как и уверенность, с которой танцующие толстяки проносят по сцене свои крупногабаритные объемы. Плоть одухотворяется неназойливо и изящно, словно перед вами не люди с улицы, нашедшие применение своей полноте, а прирожденные танцовщики, демонстрирующие легкость на поворотах.

Совсем иные краски во втором балете. Толстушки, только что порхавшие как куртуазные маньеристки, преображаются в брутальных деревенских баб, которые недолюбили мужиков, погибших на фронте, и не получили от жизни ничего, кроме слез и смешных мечтаний о несбыточном. И танцуют эти бабы не только под советские военные марши. Их пластические всхлипы вырастают из Ванессы Мэй и Филипа Гласса: беззвучные рыдания и немые крики толстых тел хорошо сочетаются с истерикой виртуозной скрипки и музыкальным минимализмом.

Ошарашенная поначалу публика (все-таки зрелище, согласитесь, непривычное) по ходу действия привыкала к неслабым объемам танцовщиков и танцовщиц. И если по ходу «Времен года» кое-где в зале еще хихикали и шепотом обсуждали килограммы артистов, то после «Баб» зрительный зал отблагодарил пермяков единодушной овацией.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: