Главная / Газета 25 Января 2006 г. 00:00 / Культура

Не бойтесь извиняться

Уроки Джейн Остин по-прежнему интересны

ВИКТОР МАТИЗЕН

С тех пор как английская писательница создала свой роман «Гордость и предубеждение», утекло больше двух веков, однако то, о чем она писала, по-прежнему современно. Гордость, переходящая в гордыню, и предубеждения по-прежнему правят душами, и люди также заблуждаются относительно намерений других людей.

Экранизация Джо Райта добросовестно воспроизводит основную сюжетную коллизию книги – историю о том, как неприязнь Элизабет Беннет к высокомерному мистеру Дарси переходит в любовь, но, как и все стандартные переводы прозы на язык кино, теряет все, что передается авторской речью. Главная литературная и человеческая заслуга Джейн Остин состоит в том, что она создала язык для выражения и анализа тонких чувств, и наслаждение от чтения ее книг – прежде всего наслаждение языком, которым они написаны. Естественно, в фильме сохранились лишь фрагменты ее речи, вложенные в уста персонажей, но и они в произношении отличных актеров (а в фильме превосходный кастинг) производят большое впечатление. Прежде всего замечаешь, насколько груба нынешняя бытовая и экранная речь. Аристократический способ выражения мыслей, вместо того чтобы охватить все общество и поднять его до своего уровня, уступил место плебейскому, который распространился повсеместно. И взамен «Я имел честь состоять с вашей досточтимой матушкой в дружеских отношениях» приходится слышать первобытное: «... твою мать!». Что ни говори, а цивилизация – это утончение, а не огрубление, удаление от дикости, а не приближение к ней. Умение изъясняться эвфемизмами вкупе с определенной долей лицемерия – неотъемлемое свойство культуры. Джейн Остин писала свой роман в переходную эпоху, и отпечаток этого времени явственно ощутим в фильме. Дарси еще полон сословных предрассудков, препятствующих аристократам вступать в брак с простолюдинками, но уже не возражает против супружества с образованной девушкой из незнатной, но все же поместной семьи, хотя перспектива заодно породниться с ее вульгарной матерью его смущает. Мамаша Беннет, в свою очередь, все еще считает, что брак – чисто коммерческое мероприятие, в котором родители определяют судьбу детей, но сама же размывает эти устои, разрешив младшим дочерям выходить в свет вместе со старшими, а замуж – даже раньше. В современном мире браки по расчету  вызывают не очень одобрительное отношение, хотя совершаются регулярно, а поиск выгодной в денежном и социальном отношении партии по-прежнему актуален если не среди молодых людей, то среди их родителей. Что же касается гордости и предубеждения, то здесь советы Джейн Остин не устареют никогда. Потому что и в ее время, и в наше, и века спустя мир будет зависеть от самого непрочного, что есть на свете, – от мнений и мнительности одних насчет других. Первый урок Остин состоит в том, что к мнениям можно прислушиваться, но доверять им не следует. А если доверился и совершил ошибку, надо иметь смелость признаться в ней, смирив гордость. В сущности, очень просто.
Экранизация Джо Райта добросовестно воспроизводит основную сюжетную коллизию книги – историю о том, как неприязнь Элизабет Беннет к высокомерному мистеру Дарси переходит в любовь, но, как и все стандартные переводы прозы на язык кино, теряет все, что передается авторской речью. Главная литературная и человеческая заслуга Джейн Остин состоит в том, что она создала язык для выражения и анализа тонких чувств, и наслаждение от чтения ее книг – прежде всего наслаждение языком, которым они написаны. Естественно, в фильме сохранились лишь фрагменты ее речи, вложенные в уста персонажей, но и они в произношении отличных актеров (а в фильме превосходный кастинг) производят большое впечатление. Прежде всего замечаешь, насколько груба нынешняя бытовая и экранная речь. Аристократический способ выражения мыслей, вместо того чтобы охватить все общество и поднять его до своего уровня, уступил место плебейскому, который распространился повсеместно. И взамен «Я имел честь состоять с вашей досточтимой матушкой в дружеских отношениях» приходится слышать первобытное: «... твою мать!». Что ни говори, а цивилизация – это утончение, а не огрубление, удаление от дикости, а не приближение к ней. Умение изъясняться эвфемизмами вкупе с определенной долей лицемерия – неотъемлемое свойство культуры. Джейн Остин писала свой роман в переходную эпоху, и отпечаток этого времени явственно ощутим в фильме. Дарси еще полон сословных предрассудков, препятствующих аристократам вступать в брак с простолюдинками, но уже не возражает против супружества с образованной девушкой из незнатной, но все же поместной семьи, хотя перспектива заодно породниться с ее вульгарной матерью его смущает. Мамаша Беннет, в свою очередь, все еще считает, что брак – чисто коммерческое мероприятие, в котором родители определяют судьбу детей, но сама же размывает эти устои, разрешив младшим дочерям выходить в свет вместе со старшими, а замуж – даже раньше. В современном мире браки по расчету вызывают не очень одобрительное отношение, хотя совершаются регулярно, а поиск выгодной в денежном и социальном отношении партии по-прежнему актуален если не среди молодых людей, то среди их родителей. Что же касается гордости и предубеждения, то здесь советы Джейн Остин не устареют никогда. Потому что и в ее время, и в наше, и века спустя мир будет зависеть от самого непрочного, что есть на свете, – от мнений и мнительности одних насчет других. Первый урок Остин состоит в том, что к мнениям можно прислушиваться, но доверять им не следует. А если доверился и совершил ошибку, надо иметь смелость признаться в ней, смирив гордость. В сущности, очень просто.
shadow
Экранизация Джо Райта добросовестно воспроизводит основную сюжетную коллизию книги – историю о том, как неприязнь Элизабет Беннет к высокомерному мистеру Дарси переходит в любовь, но, как и все стандартные переводы прозы на язык кино, теряет все, что передается авторской речью. Главная литературная и человеческая заслуга Джейн Остин состоит в том, что она создала язык для выражения и анализа тонких чувств, и наслаждение от чтения ее книг – прежде всего наслаждение языком, которым они написаны. Естественно, в фильме сохранились лишь фрагменты ее речи, вложенные в уста персонажей, но и они в произношении отличных актеров (а в фильме превосходный кастинг) производят большое впечатление. Прежде всего замечаешь, насколько груба нынешняя бытовая и экранная речь. Аристократический способ выражения мыслей, вместо того чтобы охватить все общество и поднять его до своего уровня, уступил место плебейскому, который распространился повсеместно. И взамен «Я имел честь состоять с вашей досточтимой матушкой в дружеских отношениях» приходится слышать первобытное: «... твою мать!». Что ни говори, а цивилизация – это утончение, а не огрубление, удаление от дикости, а не приближение к ней. Умение изъясняться эвфемизмами вкупе с определенной долей лицемерия – неотъемлемое свойство культуры.

Джейн Остин писала свой роман в переходную эпоху, и отпечаток этого времени явственно ощутим в фильме. Дарси еще полон сословных предрассудков, препятствующих аристократам вступать в брак с простолюдинками, но уже не возражает против супружества с образованной девушкой из незнатной, но все же поместной семьи, хотя перспектива заодно породниться с ее вульгарной матерью его смущает. Мамаша Беннет, в свою очередь, все еще считает, что брак – чисто коммерческое мероприятие, в котором родители определяют судьбу детей, но сама же размывает эти устои, разрешив младшим дочерям выходить в свет вместе со старшими, а замуж – даже раньше. В современном мире браки по расчету вызывают не очень одобрительное отношение, хотя совершаются регулярно, а поиск выгодной в денежном и социальном отношении партии по-прежнему актуален если не среди молодых людей, то среди их родителей. Что же касается гордости и предубеждения, то здесь советы Джейн Остин не устареют никогда. Потому что и в ее время, и в наше, и века спустя мир будет зависеть от самого непрочного, что есть на свете, – от мнений и мнительности одних насчет других. Первый урок Остин состоит в том, что к мнениям можно прислушиваться, но доверять им не следует. А если доверился и совершил ошибку, надо иметь смелость признаться в ней, смирив гордость. В сущности, очень просто.


Опубликовано в номере «НИ» от 25 января 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: