Главная / Газета 12 Января 2006 г. 00:00 / Культура

Карнавал для ценителей

Соединение живописи, музыки и поэзии пользуется все большей популярностью у москвичей

ЕЛЕНА КВАСКОВА

Завтра в Москве завершится новогодний арт-проект «А нынче здесь гомон и смех карнавальный», который проходил в одном из столичных выставочных центров с конца декабря. Проект лишний раз подтвердил, что синтез искусств – явление нынче модное. Недаром и в Третьяковской галерее теперь устраивают танцевальные перформансы, и завершившиеся «Декабрьские вечера» в Пушкинском музее были посвящены произведениям известных творцов в «непрофильных» для них видах искусства (чего стоят хотя бы фотографии артиста балета Барышникова). В новогодние каникулы тенденцию поддержали карнавалом.

Художники предпочитают творить и выставлять свои работы под музыку и стихи.
Художники предпочитают творить и выставлять свои работы под музыку и стихи.
shadow
Фестиваль открылся вернисажем живописи трех художников, на фоне которого играл и пел ансамбль старинной музыки Canticum. Его музыкантов можно назвать новыми вагантами. Звуки лютни и тексты Средневековья удачно накладывались на декоративно-изящную живопись «Карнавалов Венеции и Петербурга» молодого художника Димитрия Небогатова. Живопись от Небогатова – это нарядно-ироничные сценки костюмированной жизни ушедшей эпохи венецианца Казановы, где дамы радостно открыты навстречу празднику жизни, а кавалеры скрывают под маской свой переменчивый, склонный к коварству нрав. Их вполне можно считать живописным воплощением понятия «смех карнавальный», введенного в литературно-театральный обиход Михаилом Бахтиным. Кстати, пропуском на перформанс была именно маска.

Подхваченная художником тематика живописи Пьетро Лонге – певца венецианских карнавалов XVIII века – как нельзя лучше сочеталась с поэзией Константина Кедрова, читавшего перед посетителями свои новые стихи, и со звуками полонезов и вальсов Шопена. Их исполняла известная пианистка Мария Гамбарян, профессор Гнесинки и последняя ученица великих мастеров фортепьяно Игумнова и Нейгауза.

Живой джаз легко и органично сочетался с чувственной живописью Григория Потоцкого – «белым по белому», где бесконечно варьировались образы женских «ню» с сочными, звонкими акцентами алого и карминового цвета страсти. Цикл песен Шумана «Любовь поэта» сливался на ноте восхищения женщиной с живописью в стиле постимпрессионизма кисти Владислава Аскенази. В проекте приняли участие и «золотые дети»: юные пианист и композитор – один из «Мерзляковки», Училища при Московской консерватории, а другой – из Англии.

Перформансы в стиле музыкально-поэтического салона, густо замешенные на праздничной живописи, придали действу истинно карнавальный характер и поставили его в ряд заметных художественных событий января. Любопытствующих читателей и зрителей ждала «на закуску» встреча с Пьеро – любимым персонажем карнавала. В его образе появился актер и композитор Антон Антонов. Под аккомпанемент собственной скрипки и фортепьяно он спел авторские песни на стихи поэтов Серебряного века. А в канун старого Нового года проект-фестиваль завершится танцами юной турчанки.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 января 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: