Главная / Газета 22 Декабря 2005 г. 00:00 / Культура

Картина преступления

Российские музеи и галереи переживают дерзкие атаки воров и бандитов

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Вчера Федеральная таможенная служба сообщила о том, что в столичном аэропорту «Шереметьево» пресечена попытка вывоза из России четырех икон конца XIX – начала XX веков. Ценности были обнаружены в багаже гражданина Италии, вылетающего в Милан. Перед этим пассажир заявил, что у него нет с собой товаров, подлежащих обязательному письменному декларированию. Согласно закону, на вывоз ценностей требовалось разрешение Министерства культуры РФ, однако оно у итальянца отсутствовало.

Скоро к каждому произведению искусства нужно будет ставить охранника.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Скоро к каждому произведению искусства нужно будет ставить охранника.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Между тем в мировой прессе опубликованы данные о том, что за последние 15 лет в России украдено предметов искусства на сумму в почти миллиард долларов. В последнее время российское искусство опутала настоящая криминальная аура, связанная далеко не только с кражами. Уровень и методы бандитизма в этой сфере у нас такие, что коллекционерам и арт-дилерам впору нанимать телохранителей. А Россия в целом в скором времени может подняться на вершину мирового криминального арт-рынка.

С той поры как русское искусство из национального достояния превратилось еще и в горячий товар, на него возник спрос не только на аукционах, но и в криминальной среде. Картины, скульптуры и редкие ювелирные изделия стали средством вложения денег, предметами для спекуляций и мошенничества, а то и просто жестокого грабежа. «Главное, что подпитывает криминал в сфере искусства, это отсутствие четких правил арт-рынка, – признался «Новым Известиям» сотрудник одной из популярных галерей. – Искусство – вещь субъективная, здесь многое решается «на глазок», отношения строятся на личных контактах, а оценка произведений зависит от колебаний вкуса коллекционеров».

Однако и в этой среде действуют свои законы, зависящие от экономики страны. Так, например, главными методами арт-воров и спекулянтов в конце 1980 – начале 1990-х годов была работа на Запад: иконы и картины всеми возможными путями переправлялись за рубеж, где продавались по таким ценам, которые местный рынок предложить был не в состоянии. Именно по этой причине в 1992 году при Министерстве культуры был создан Департамент по сохранению культурных ценностей. Кроме того, что Департамент стал отслеживать переправку картин из страны, он обнародовал каталог всех украденных предметов из российских музеев. По статистике, почти половина всех незаконно вывезенных ценностей в 90-е годы под давлением министерства возвращалась назад. Однако до сих пор вещи, украденные во времена перестройки, всплывают на аукционах и в магазинах. Буквально на днях один из руководителей Департамента Владимир Погодин принимал партию икон, украденных в России и обнаруженных сейчас на Кипре.

Пока министерские сотрудники и МВД устанавливали контакты с западными коллегами, рынок поменялся. Сегодня арт-криминалу выгодно уже работать на внутреннего потребителя. К тому же изменились и приоритеты: если раньше охотились на иконы, то сегодня больше ценится живопись XIX века. Под прицелом оказались провинциальные музеи и антиквары, занимающиеся этим искусством. «Конечно, у нас нет таких многомиллионных краж, как, например, в Ираке или в Швеции, – специально для «НИ» комментирует ситуацию начальник управления по сохранению культурных ценностей службы Росохранкультура Виктор Петраков. – У нас иная картина, у которой своя динамика. Например, число краж из музеев у нас явно снизилось. Сейчас это примерно 70 предметов в год. Зато изменился характер воровства: это уже не похищение экспонатов из фондов музеев (чем раньше занимались или подкупленные сотрудники, или лица близкие к музею). Все чаще мы сталкиваемся с откровенным грабежом. Преступники приходят в музей средь бела дня и, угрожая смотрителям, уносят ценные предметы». Второй сценарий – обычный взлом музея и расчет на то, что охрана не среагирует оперативно. Как правило, этот расчет срабатывает. Именно таким набегам подверглись музеи в Плесе (ночью из окна был вытащен пейзаж Шишкина, который вернули лишь через два года), в Малоярославце, в Калуге, в Бородинском музее. Из Московского госархива вор, используя оборудование для скалолазания, вынес несколько памятных знаков и документов Третьего рейха. Начало такого рода каскадерским трюкам положили похитители картин из Русского музея Петербурга – в 2001 году они разбили окно и вырезали две картины Перова.

«Чтобы предотвратить набеги на музеи, нужно провести ряд охранительных мер, – сказал «НИ» Виктор Петраков. – Это, во-первых, усиление защиты. Речь идет не только о новейшей сигнализации, но и об обучении персонала, так как сегодняшний его уровень явно неудовлетворительный. Милиция просто не успевает реагировать. Во-вторых, нужно немедленно оповещать всех антикваров и коллекционеров об украденных предметах».

В Министерстве культуры поделились еще одним характерным примером современного арт-криминала. В 2001 году на антикварном рынке всплыла картина Генриха Семирадского «Утром на рынок». Она пропала из фондов Таганрогского музея: ее перенесли из зала в запасники после того, как в музее прорвало трубу, а в фондах ее просто забыли и хватились только через несколько месяцев. Преступников не нашли. Однако та картина, которая обнаружена сейчас, явно расходится с музейной: на ней мальчик изображен в сандалиях. Специалистам еще предстоит установить, действительно ли это таганрогская вещь или авторская копия. «Экспертам постоянно приходится сталкиваться с измененными картинами из музейных собраний, – заявили обозревателю «НИ» в Центре реставрации имени Грабаря. – Это особая статья преступления – создание фальшивки. И уровень фальшивок сейчас таков, что наши эксперты с нашим оборудованием их определить не в состоянии».

Именно фальшивые работы русских художников XIX века –последние веяния моды в среде криминала. Раньше украденную картину просто заменяли постером – так было, например, с холстом Поленова, украденным из музея Севастополя. Теперь криминальные авторитеты для продажи предпочитают не воровать, а создавать шедевры. И здесь уже задействованы не только музеи, но и частные структуры, антикварные дилеры. В самом громком скандале последних двух месяцев – деле антикваров Преображенских, через которых на рынок попала поддельная картина художника Киселева, – так и не обнаружен главный преступник – некий коллекционер Кутейников, который ввозил западные картины художников второго плана из-за рубежа (по довольно низким ценам) и подделывал их под топовых русских мастеров. Примечательно, например, что, по признанию тех же Преображенских, первые слова «коллекционеров», которые зашли к ним в галерею для того чтобы узнать антикварные новости, были такими: «Давно антикваров не стреляли!» Сегодня в защите нуждается любой человек, который прикасается к старой картине. Не за горами то время, когда после сантиметровых пейзажей и портретиков грабители переключатся на крупные формы. Во всяком случае, в Англии почин уже сделан: там воры умудрились унести трехметровую статую скульптора Мура, которая весила 2 тонны, но и стоила 5 миллионов долларов.



УКРАДЕННОЕ ИСКУССТВО

Почти в миллиард долларов оцениваются предметы искусства, украденные и незаконно вывезенные из России за последние 15 лет. Российские правоохранительные органы ведут поиски 55 тыс. украденных предметов: 3,4 тыс. картин, 37 тыс. икон и 1,5 тыс. редких книг, а также ювелирные украшения, монеты, медали и музыкальные инструменты, которые были похищены из музеев, церквей и частных коллекций. Через Интерпол объявлено в розыск 700 наиболее ценных предметов. Среди них – украденная из Эрмитажа в 2001 году картина французского художника XIX в. Жана-Леона Жерома «Бассейн в гареме» (оценивается в 900 тыс. долл.) и картина Малевича стоимостью 2 млн. долл., которая исчезла из частной коллекции 10 лет назад.
Вот только несколько последних пропаж и находок.
В конце ноября на брянской таможне у гражданина Украины, следовавшего поездом «Москва–Киев», были изъяты три предмета старины конца XIX века на общую сумму около 170 тыс. рублей. Братина из сплава серебра, золота и бронзы, пресс-папье из серебра 911-й пробы, кулон, украшенный алмазами кустарной обработки, и коробочка для хранения драгоценностей были тщательно подобраны друг к другу и вывозились явно на заказ.
16 ноября в Санкт-Петербурге из квартиры 49-летнего музыканта оркестра Государственного Мариинского театра оперы и балета похищен антикварный альт XVIII века. Преступник проник в квартиру музыканта, взломав замок входной двери.
В конце сентября в городском музее Таганрога очередная ревизия обнаружила пропажу из запасников картины известного российского художника Генриха Семирадского, ученика Карла Брюллова. Полотно «Утром на рынок» оценено экспертами в 400 тыс. долларов.
18 ноября трем российским музеям были возвращены ранее похищенные там картины. Государственному Русскому музею передали картины неизвестного художника из круга А. Венецианова «Дети, отпускающие птичку на волю» (середина XIX в.) и полотно И. Ендогурова «Лунная зимняя ночь в Аяччо» (1890-е гг.), которые пропали в годы Великой Отечественной войны. А в Музей пейзажа г. Плес Ивановской области вернулось похищенное там в августе 2004 года полотно работы русского художника Ивана Шишкина «Луг на опушке леса. Сиверская».

Опубликовано в номере «НИ» от 22 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: