Главная / Газета 12 Декабря 2005 г. 00:00 / Культура

Ни войны, ни мира

Премьера скандальной постановки Большого театра прошла на удивление скучно

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

Постановка оперы Сергея Прокофьева «Война и мир» задумывалась как самый масштабный проект Большого театра. Премьеру эпической оперы планировали показать еще на Старой сцене, дирижировать «Войной и миром» должен был Мстислав Ростропович, в свое время друживший с композитором, а ставить ее – патриарх отечественной режиссуры Борис Покровский. Но на деле все обернулось чередой отставок, переносов и скандалов.

Элен Безухова и Наташа Ростова пели о войне 1812 года, а думали о дрязгах 2005-го. (Фото ИТАР-ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ)
Элен Безухова и Наташа Ростова пели о войне 1812 года, а думали о дрязгах 2005-го. (Фото ИТАР-ТАСС. АЛЕКСАНДР КУРОВ)
shadow
Сначала постановку по настоянию Ростроповича передвинули на нынешний сезон (ее пришлось выпускать на Новой сцене), потом из проекта выбыл Покровский, передав полномочия молодому режиссеру Ивану Поповски, который должен был ассистировать мэтру. Последним ушел Ростропович, незадолго до премьеры разорвавший контракт с Большим театром. «Война и мир» обещала стать его первым после семилетнего перерыва выступлением в Москве. Официальным поводом для разрыва была названа нехватка репетиционного времени. Маэстро просил отодвинуть премьеру на три дня и дать возможность работать с одним составом оркестра. Времени на постановку оперы, в которой участвуют около 200 человек, было явно недостаточно. Иван Поповски рассказывал об этом корреспонденту «Новых Известий» еще до приезда Ростроповича. Трудно ли было продлить репетиционный период и собрать один постоянный оркестровый состав? Ответы так и остаются на совести администрации театра. Ясно одно: Большой принял отставку дирижера с неприличной поспешностью и отказывается комментировать происходящее. Что вполне понятно: разборки с музыкантами такого уровня могут окончательно подорвать репутацию главного театра страны.

После ухода Ростроповича премьеру отложили на три дня. По Москве поползли слухи о грядущем грандиозном провале. Слухи, однако, не оправдались. Спектакль вышел добротным, правда, не блещущим театральной выдумкой. Ведерников, сменивший маэстро за дирижерским пультом, оркестром управлял профессионально, но ждать особых откровений от него не приходится. Пожалуй, только Ростроповичу под силу передать все особенности прокофьевского стиля, заинтересовать слушателей музыкой оперы, которую композитор написал перед Великой Отечественной и потом переделывал всю жизнь.

Иван Поповски лишил «Войну и мир» исторических подробностей и деталей. Герои похожи на беженцев, согнанных с привычных мест. Роскошные салоны и уютные комнаты сменило пустое пространство, ограниченное подвижной стеной. Только иногда лакеи вынесут два старинных стула и сиротливо постоят в углу. Эта стена – один из главных просчетов спектакля.

В постановке Поповски есть выразительные жесты и легкое порхание Наташи по сцене. Он концентрирует внимание на любовной линии Наташи и Андрея, до предела сокращая массовые сцены. Даже знаменитый вальс герои танцуют практически в одиночестве: дамы в бальных платьях и кавалеры во фраках появляются только в начале и в конце эпизода. На оперу можно водить учащихся музыкальных школ. А ценителям музыки остается только повторять строчку Мандельштама: «Я не увижу знаменитой «Федры».


Опубликовано в номере «НИ» от 12 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: