Главная / Газета 15 Ноября 2005 г. 00:00 / Культура

Войнушки за войну

Сценаристы все чаще возмущаются попранием их авторских прав

ВИКТОР МАТИЗЕН

Выход в прокат российского фильма Василия Чигинского «Первый после Бога» сопровождался скандалом. Картина, опирающаяся на некоторые эпизоды из жизни легендарного моряка-подводника Александра Маринеско, получила малоприятную «закадровую» историю: между сценаристом и тандемом «режиссер–продюсер» возникли серьезные разногласия. Это уже второй кряду скандал такого рода. Недавно аналогичная история случилась с картиной «Полумгла», причем фильм тоже был о войне и снят к 60-летию Победы.

Ради того, чтобы отстоять свои авторские права, сценаристы готовы на самые отчаянные поступки (кадр из фильма «Первый после Бога»).
Ради того, чтобы отстоять свои авторские права, сценаристы готовы на самые отчаянные поступки (кадр из фильма «Первый после Бога»).
shadow
В конце 2003 года сценарий Ильи Авраменко был предложен продюсеру Михаилу Калатозишвили, который без возражений его принял и привлек для постановки режиссера Василия Чигинского. Однако через некоторое время Чигинский предложил Авраменко внести изменения. По мнению автора, предложения портили его произведение, и он их отверг. Но, вернувшись из загранпоездки, Авраменко обнаружил, что сценарий радикально переписан. Он отправил продюсеру гневное письмо, где назвал будущий фильм «беспомощным с профессиональной и отвратительным с моральной точки зрения произведением». Поясняя свою позицию, сценарист отмечал: «Если в моем сценарии не было ни одного отрицательного героя – как это и должно быть в фильмах к юбилею Победы, как это и есть в лучших, любимых народом фильмах о Великой Отечественной войне – «В бой идут одни старики», «Горячий снег», «Они сражались за Родину», то в вашем сценарии половина действующих лиц – законченные подонки». Послание заканчивалось словами: «Я не считаю возможным оставить свою фамилию в титрах этого произведения. Вместо нее прошу поставить мой псевдоним Илья Пишипропало». В результате в титрах фильма сценаристом назван некто Капитанов, а в пресс-релизе сценарист не назван вообще.

Михаил Калатозишвили сообщил в интервью «НИ», что первоначальный сценарий Авраменко устраивал их с Чигинским примерно наполовину, а от другой половины они предпочли бы вовсе отказаться. Но договориться со сценаристом не удалось, и они пустили сценарий в переделку. «В результате получилось лучше, чем было, но все равно не совсем то, чего мы хотели. Можно было еще повозиться, но поджимали сроки, и мы предпочли снимать то, что вышло, а не останавливать фильм», – пояснил Калатозишвили.

Что же изменилось в фильме сравнительно со сценарием? Видно желание режиссера и продюсера обострить конфликт и заодно показать, что героям войны подчас приходилось бороться не только с фашистами, но и со «своими». Небритый и нечистоплотный тыловой майор (Михаил Гомиашвили) строит из себя существо высшего порядка и всячески выказывает презрение к боевым офицерам. Чекисты в новой версии вообразили себя сверхчеловеками – их власть была тайной и потому особенно пугающей. Причем в российском кино этот мотив звучит чуть ли не впервые.

Аналогичный случай произошел недавно со сценарием Игоря Болгарина и Виктора Смирнова о пленных немцах, которые сходятся с бабами из русской деревни (см. «Новые Известия» от 27 сентября 2005 г.). Переделки были направлены в ту же сторону, что и в «Первом после Бога». Конфликт резко ужесточили, и вместо сентиментальных проводов пленных немцев их расстреливали чекисты почти на глазах остолбеневших жителей деревни.

Парадокс в том, что фильм «Полумгла», несмотря на отчаянные крики сценаристов, благополучно вышел в свет и даже получил приз на Новом Монреальском кинофестивале со специальной формулировкой «за такт и умение рассказать о жестокостях войны, не впадая в патетику или очернение».



КОММЕНТАРИИ

Валентин ЧЕРНЫХ, сценарист («Москва слезам не верит», «Свои»):

– К сожалению, это типичный конфликт, длящийся еще с советских времен. Люди, не владеющие профессией кинодраматурга и не уважающие авторское право, бесцеремонно вторгаются в произведение и делают с ним что хотят. Я профессионал и понимаю, что если режиссеру не удастся подстроить сценарий под себя, то пострадает фильм, но такие вещи надо делать «на берегу», а не задним числом и тихой сапой. Чтобы регулировать подобные ситуации, мы создали конфликтную комиссию из сценаристов и продюсеров.

Юрий ПЛЕЧЕВ, директор Гильдии продюсеров:

– Мы считаем несомненным право продюсера вносить в сценарий изменения. Но все надо делать цивилизованно, без нарушений авторского права. «Режиссерский сценарий», по которому снимается фильм, должен быть подписан сценаристом. Все зависит от условий договора и переговоров между сторонами. Если переговоры заходят в тупик, вопрос выносится на конфликтную комиссию, положение о которой мы сейчас готовим. Надеюсь, что она сможет гасить конфликты в зародыше.

ТАСС уполномочен засудить

Опубликовано в номере «НИ» от 15 ноября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: