Главная / Газета 3 Ноября 2005 г. 00:00 / Культура

Криминальное чтиво

На Украине за воровство книг награждают, а в России – сажают

ВЕРА ЩИРОВА

В публичных библиотеках Великобритании чаще всего воруют «Книгу рекордов Гиннесса». Наши воры, как выяснили «Новые Известия», гораздо меркантильнее своих зарубежных коллег и предпочитают тащить не «рядовые» многотиражные книжки, а исключительно редкие ценные издания. Правда, официальной статистики такого рода в России не существует.

shadow
Воруют по-свойски

За последние тридцать лет в Российской государственной библиотеке (бывшая Ленинская) было всего четыре громких дела, связанных с кражей книг, заверила корреспондента «Новых Известий» директор по библиотечным ресурсам Нина Хахалева. Но эти кражи запомнились сотрудникам «Ленинки» навсегда. Мало того, что воры покушались на редчайшие исторические книги, так еще двое книгокрадов оказались библиотекарями: хранитель книг и сотрудник отдела редких книг работали под заказ. «Возможно, молодым людям не хватало мизерной зарплаты и они не устояли перед соблазном подзаработать», – рассуждает Хахалева. Но обогатиться не удалось ни одному, ни второму.

Кроме сотрудников библиотеки, за руку схватили и работников телефонной станции, налаживавших в помещении связь. Их план по похищению ценных изданий завершился неудачей. Провалом закончилась и попытка «простой» девушки-посетительницы. Она оформилась в библиотеку по подложным документам, долгое время изображала примерную читательницу и в конце концов стащила одну из редких книг. В итоге девушку признали виновной за «организованное хищение книг, имеющих особую научно-художественную историческую ценность». Ни много ни мало – уголовное преступление.

Самое последнее преступление в «Ленинке» было совершено в 2002 году. «Тогда пострадала Библиотека академии наук, Российская национальная библиотека и наша. У нас украли книгу Роберта Оуэна «Новый взгляд на общество» на английском языке, изданную в Лондоне в 1813 году, – вспоминает Хахалева. – Особая ценность книги заключается в том, что она выпущена в период ручной печати и является прижизненным изданием Оуэна, как одного из первых представителей социальных реформаторов». Все книги были возвращены в библиотеку, а воры отправлены читать в «места не столь отдаленные».

Крадут – значит любят

На Украине читателей, напротив, призывают воровать. Группа писателей из киевского клуба «Купидон» учредила специальную премию – «Самый взятый почитать и не возвращенный автор». Награда вручается самым воруемым писателям. «Истинное мерило популярности книги – то, как часто ее воруют. У нас книги воруют очень хорошо, и я этим доволен», – заявил в одном из интервью хозяин «Купидона» Федор Баландин. В прошлом году премии были удостоены Любко Дереш и Василий Шкляр.

Наверняка киевские писатели-экстремалы будут довольны тем, что недавно в Интернете появился сайт с подробными инструкциями по воровству книг. Разработчики сайта, «профессиональные» книжные воры, делятся с «чайниками» всеми хитростями и тонкостями книгокрадства, проверенными на собственном опыте.

В библиотеку с пакетом

Впрочем, не дремлют и библиотекари. Они изучают психологию воришек и придумывают новые меры борьбы с ними. Помимо всем известных (пропускной режим, видеонаблюдение, сигнализация) библиотекари прибегают и к примитивным мерам защиты, которые, как показала практика, не менее эффективны. К примеру, в Екатеринбурге уже несколько лет вход в библиотеки разрешен только с прозрачными полиэтиленовыми пакетами. Этот «пакетный» метод екатеринбургские библиотекари подсмотрели у германских коллег.

А в Японии идет кампания по борьбе с продвинутыми книгокрадами. Новое поколение воров «выносит» книги при помощи мобильных телефонов оснащенных фото- и видеокамерами. Вместо того, чтобы купить книгу, воришки не ленятся и фотографируют каждую страницу. Продавцов такая волна «халявы» не устраивает, поэтому во многих магазинах, как в банках, ввели запрет на использование мобильных телефонов.

В России же пока хватает проблем и с реальными преступниками. Основная масса особо ценных книг, по факту хищения которых заводятся уголовные дела, возвращаются обратно в библиотеки, а книгокрады за «любовь» к литературе получают в среднем по 8 лет заключения.

Однако такие случаи – большая редкость. Если книгокрада не поймали за руку и факт кражи не подтвержден, то бесследно пропавшему изданию ставят диагноз – «отсутствует по неустановленной причине». И таких книг в нашей стране огромное количество. Только в Российской государственной библиотеке под определение «отсутствует» попадает около тысячи книг в год. Сколько изданий исчезает в менее богатых библиотеках, выяснить практически невозможно. Свои убытки они подсчитывают почему-то раз в пятилетку. И с журналистами разговаривать категорически отказываются. Библиотекари по привычке рапортуют, что «читатели у нас культурные, и на воровство не способны».

Опубликовано в номере «НИ» от 3 ноября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: