Главная / Газета 2 Ноября 2005 г. 00:00 / Культура

Актриса Ума Турман

«На свидания я не ходила сто лет»

ВЕРОНИКА ЛИТВИНОВА, Нью-Йорк

В России про нее слагают песни, а теперь еще и анекдоты: «Вы слышали, что Ума Турман – это два бородатых мужика?» Впрочем, даже без дружеской помощи одноименной музыкальной группы Ума Турман у нас в стране, как и везде в мире, давно возведена в ранг культовых персонажей. И каждая ее новая роль – настоящее событие в мировом кинематографе. В новом кинофильме «Мой лучший любовник» Ума сыграла одну из главных ролей. После того, как работа над картиной была завершена, актриса дала эксклюзивное интервью «Новым Известиям».

shadow
– Вы сразу согласились сниматься в фильме?

– Сначала моему агенту понравился сценарий, потом мне. Роль успешной одинокой молодой женщины, которая живет в Нью-Йорке и пытается оправиться после неудачного замужества, тоже понравилась. Она сделала карьеру, она независима, но в то же время нежна и беззащитна. Правда, моя героиня вызывает у меня жалость – она так панически боится стареть, а это неправильно! Ведь, раздумывая о своей жизни, мы становимся с годами лучше, чувствуем себя наедине с собой более комфортно. В общем, становиться старше – это здорово! А грустить по этому поводу – грустно.

– Как вы считаете, вам удалась эта роль?

– Конечно, я далека от того, чтобы быть идеалом комедийной актрисы. Вы же знаете, как это бывает... Раз (бьет себя по щеке) – и начинай шутить. Это тяжело. Впрочем, это полудрама-полукомедия, и мне кажется, я справилась.

– Действительно, можно было посмеяться, а можно и поплакать... В том эпизоде, где вы бросаете последний взгляд на вашего героя, по словам режиссера фильма, вся съемочная группа плакала. Как вам удалось вышибить слезу даже у режиссера из этого «взгляда любви»?

– Это было нетрудно. Я ведь тоже любила в своей жизни (многозначительно улыбается). Ты просто знаешь, как посмотреть, потому что в твоей жизни это было.

– А вы когда-нибудь ходили на свидание с мальчиком из еврейской семьи, как это делала ваша героиня?

– Нет. Я вообще уже сто лет не ходила на свидание (смеется). Последнее было, когда мне было 25 лет. Я не помню. Но если говорить о фильме, это же Нью-Йорк – иммигрантская среда, а иммигранты здесь живут кланами, и этот мальчик именно из такого клана. Я это одобряю – лучше быть в клане, чем вне его.

– Одно из главных посланий этого фильма таково: только любви недостаточно для того, чтобы создать семью. Вы с этим согласны?

– Полностью. И фильм – еще одно тому доказательство. Для постоянных, серьезных отношений нужно быть зрелым, быть готовым к компромиссу, к самопожертвованию. Все эти вещи нужны. И конечно же, общность интересов, это дает силу, а у наших героев такого не было.

«…И стал приставать ко мне, здоровенная детина» (Квентин Тарантино и Ума Турман).
shadow – Вам такую силу дали родители? (Родители Умы были людьми необычными. Мать, Нена, в свое время побывала замужем за «психоделическим гуру» Тимоти Лири, а отец, Роберт А.Ф.Турман, оказался первым американцем, ставшим тибетским монахом. – «НИ»)

– Да, но не полностью. Действительно, мама и папа абсолютно разные, но несмотря на это... вернее сказать, вместе с тем у них общие духовные интересы, взгляды на жизнь, одинаковые жизненные ценности. Уметь вовремя и посочувствовать, и пожалеть – все это и есть дорога любви и дорога для долгих отношений.

– А если бы вы привели кого-то домой знакомиться и этот человек, как и в фильме, не вписался бы в обычные рамки, родители расстроились бы?

– Они всегда расстраиваются, кого бы я ни привела (смеется).

– Если вернуться к теме фильма и провести параллель с голливудскими браками, выяснится, что в Голливуде немало пар с солидной разницей в возрасте. Деми Мур (42) и Эштон Катчер (27), Сьюзан Сарандон (58) и Тим Роббинс (46), Джулианн Мур (44) и Барт Фрейндлих (35) и еще много других примеров. В чем причина такого явления?

– Возможно, женщины просто сильнее, значительнее. Правда, и мужчины, которые с ними, тоже в чем-то выражаются. Только в другом.

– Вы религиозный человек?

– Cейчас я далека от религии, хотя к любой из них отношусь очень уважительно. Но, скажем, один из моих братьев куда более религиозен, чем я. Иногда люди называют своих богов, но если их спросить о Шиве или Провати, они теряются и не могут ничего сказать... Меня очень привлекает Каббала. Но на расстоянии.

– Квентин Тарантино сказал про вас, что если бы вы жили в тридцатых годах прошлого столетия, вы были бы Марлен Дитрих, если в сороковых – Лана Тернер. По его мнению, вы выглядите слишком классически и как актриса живете не в той эпохе...

– Спасибо. Квентин чрезвычайно любит делать комплименты.

– Еще Тарантино сказал, что только он достойно оценил вас как актрису, а остальные режиссеры нет.

– Видимо, он прав!


СПРАВКА

Ума ТУРМАН родилась 29 апреля 1970 года в Бостоне в семье известного профессора Роберта Турмана и модели Нены Шлебрудж. Долгое время жила с родителями в Индии. После возвращения в Штаты в 15 лет бросила школу и переехала в Нью-Йорк, где поступила на актерские курсы. Работала официанткой, подрабатывала в модельном бизнесе. В кино дебютировала в 1987 году в малобюджетном триллере «Поцелуй папочку на ночь». После роли в фильме «Опасные связи» (1988) на нее обратила внимание кинокритика. Сейчас на счету актрисы около тридцати кинофильмов, среди которых «Генри и Джун» (1990), «Криминальное чтиво» (1994), «Сладкий и гадкий» (1999), «Золотая чаша» (2000), «Ватель» (2000), «Убить Билла» (2003–2004). Последняя работа актрисы – роль 37-летней красавицы, карьеристки Рафи в фильме Бена Янгера «Мой лучший любовник» (2005).

Опубликовано в номере «НИ» от 2 ноября 2005 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: