Главная / Газета 31 Октября 2005 г. 00:00 / Культура

«Тум балалайка» по-японски

В Москве прошел фестиваль еврейской музыки

АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ

«Клезмерфест» – фестиваль еврейской музыки в российской столице проходит не в первый раз. В этом году удивила прежде всего география участников: к нам приехали голландцы и... японцы. Между тем ансамбль из Страны восходящего солнца уж точно не был похож на еврейский. Впрочем, для подготовленной публики это не важно: мы давно уже живем во времена смешения культур.

Японцы даже песню нашего Чебурашки сыграли по-местечковому.
Японцы даже песню нашего Чебурашки сыграли по-местечковому.
shadow
Прошедший в выходные в «Доме» фестиваль клезмера – фольклора европейских евреев, стал ярким примером такого рода пересечения культур. Само слово «клезмер» означает как музыкальный стиль, так и ансамбль, эту самую музыку исполняющий. Архетипический образ трогательного человечка с пейсами, в кепке, жилетке и со скрипочкой – это как раз музыкант клезмер-ансамбля. Стиль клезмер – родственник российского городского фольклора и даже блатных песен.

Фестиваль проходил два дня и состоял из двух участников. Получилось забавное противопоставление коллективов, которые к клезмеру подошли с противоположных сторон. Нидерландский De Amsterdam Klezmer Band, в который входят несколько голландцев отдаленно еврейского происхождения (вообще же в Амстердаме одна из самых больших еврейских диаспор в мире), – по преимуществу уличный коллектив. Играют очень правильный и слаженный клезмер, трогательно-веселый и простодушный. С ними выступал наш бывший соотечественник – одессит по имени Алик. С тем самым анекдотичным одесским акцентом этот человек спел несколько... блатных песен и исполнил пару известных фольклорных номеров, вроде «Бубличков». Группа раскачала зал, под завершение все даже растанцевались.

В отличие от простодушных голландцев японцы оказались жесткой экзотикой. Во-первых, японцы, играющие музыку европейских евреев, – само по себе курьез. Во-вторых, этот коллектив больше привлекает любителей авангардного джаза и всяческой альтернативы, чем этники. Их лидер – известный саксофонист Умезу Казутоки – авангардный музыкант, сотрудничавший со многими деятелями нью-йоркского андеграунда и организовавший в 1996 году этот дивный японский клезмер-ансамбль. Коллектив отыграл блестящую программу – на завидном техническом уровне, со всякими шуточками и приколами, с хождением по залу. Японцы все делают основательно, и клезмер они играют с такой щемящей сентиментальностью, что хоть плачь. Программа состояла из оригинальных композиций коллектива, фольклора вроде неизбежной «Хава нагила» и даже песни из нашего мультфильма про Чебурашку – ее исполняли и на русском, и на японском. И все равно она была феноменально похожа не на наивный мотив из популярного анимационного фильма, а на самую что ни на есть местечковую мелодию. Когда Умезу пел на идиш ту же «Тум балалайку» (иногда «включался» японский акцент, и знакомая песня превращалась в «Тум барарайку») – казалось, что это человек из Одессы. Просто для конспирации прищуривший глаза.


Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: