Главная / Газета 26 Октября 2005 г. 00:00 / Культура

Три в одном

В Театре Наций скрестили Кафку, Андерсена и Гоцци

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

Пермский театр оперы и балета показал в Театре Наций совместный российско-германский проект «Бестиарий» – оперу украинского композитора Александра Щетинского на либретто Алексея Парина. Постановка современной оперы, вышедшей прямо из-под композиторского пера, – явление редкое и потому заслуживающее внимания. Парин написал либретто по мотивам сразу трех произведений – пьесы Гоцци «Король-олень», «Превращения» Кафки и сказки Андерсена «Дочь болотного царя».

Все сказки в гости к нам: в Москву привезли оперу, поставленную по трем разным сюжетам. (Фото ИТАР-ТАСС)
Все сказки в гости к нам: в Москву привезли оперу, поставленную по трем разным сюжетам. (Фото ИТАР-ТАСС)
shadow
Автор идеи и либретто проекта Алексей Парин – музыкальный критик, поэт, переводчик и крестный отец большинства новых музыкальных начинаний. Автор оперы Александр Щетинский считается одним из самых интересных композиторов нового поколения. «Бестиарий» – не просто опера, а три мини-оперы: «Действо о Жуке», «Действо об Олене», «Действо о Жабе», объединенные прологом, где укротитель демонстрирует зрителям свой зверинец. Проще говоря, три в одном. Слухи об этом необычном проекте появились летом прошлого года после премьеры на международном фестивале в Локуме. Нынешним летом оперу показали в Перми, теперь дошла очередь и до столичных меломанов.

В Театре Наций «Бестиарий» сыграли в походных условиях. Здесь нет оркестровой ямы, поэтому оркестр разместили в проходах между зрительскими рядами. Но это только подчеркнуло необычность спектакля. В пьесе, сказке и новелле, послуживших основой для либретто, есть общая тема: их герои превращаются в зверей и насекомых. Король Дерамо у Гоцци становится оленем, красавица Хельга у Андерсена после захода солнца превращается в жабу, как принцесса из мультфильма «Шрек». А Грегор Замза у Кафки, проснувшись утром, обнаруживает, что стал жуком. События трех маленьких опер развиваются почти одновременно: сначала играется первая сцена из одной оперы, дальше – начало из второй и из третьей опер, переход ко второй сцене и так далее.

Режиссер Георгий Исаакян придумал авангардное решение и использовал в спектакле эстетику минимализма: минимум мебели и три белых ширмы, на которые проецируются причудливые тени животных и зверей. В «Действах...» участвуют три певца: сопрано, тенор и бас. У каждого по ведущей партии: Хельга (Татьяна Куинджи, сопрано), Король Дирамо (Сергей Власов, тенор), Грегор Замза (Сергей Тайсаев, бас) и куча второстепенных.

Певцы, одетые в трико телесного цвета, по ходу спектакля меняют костюмы, превращаясь в оленей, жуков и жаб, и снова возвращают себе человеческий облик. То пестрые балахоны комедии дель-арте для Гоцци, то средневековые одеяния для сказки Андерсена, то современную одежду. Чтобы превращение совершилось, достаточно несколько деталей: Грегор надевает блестящие черные перчатки и обруч вокруг талии, и все начинают относиться к нему как к жуку.

К концу спектакля зрители понимают, что под уродливой, звериной оболочкой может скрываться прекрасная душа. А внешне обаятельные люди часто оказываются нечеловечески жестокими. Одной из самых страшных сцен в «Бестиарии» становится та, где родственники Грегора начинают давить его, будто залетевшего в дом жука.


Опубликовано в номере «НИ» от 26 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: