Главная / Газета 10 Октября 2005 г. 00:00 / Культура

Оперная «Матрица»

Большой театр представил «Волшебную флейту» нового тысячелетия

ОЛЬГА РОМАНЦОВА

Продолжая курс, взятый несколько лет назад, – знакомить москвичей со спектаклями мастеров европейской режиссуры, Большой театр открыл сезон «Волшебной флейтой» Моцарта в постановке англичанина Грэма Вика. За два месяца до премьеры в Большом Вик показал «Волшебную флейту» на фестивале в Зальцбурге. Но не стал повторять этот спектакль в Москве, а придумал оригинальную версию.

Вековая опера мало чем напоминала времена Моцарта.
Вековая опера мало чем напоминала времена Моцарта.
shadow
Лучшие европейские театры и музыкальные фестивали наперебой зовут Вика на постановки, отвлекая его от прямых обязанностей – руководства Бирмингемским оперным театром. Что вполне закономерно. Режиссеры, которые не просто переодевают героев в костюмы наших современников или механически повторяют кадры военных телерепортажей, а способны сочинить новую и актуальную историю, редко встречаются в опере. Вик ставит классические оперы без лишнего преклонения и пиетета. Так, будто их сочинили совсем недавно. Он не любит абстрактных волшебных историй, происходящих с неизвестными людьми в условном времени и пространстве. Вик всегда предельно конкретен. Неудивительно, что местом действия «Волшебной флейты» стала Россия.

В спектакле Вика нет ложной многозначительности или попытки воспроизвести тайные масонские ритуалы. Режиссер отказался от них, как и от сказочной составляющей сюжета, выбросив из оперы дракона, египетских богов и многое другое. Это не сказка, а скорее фэнтези в духе «Матрицы». Пробив стену, принц Тамино (судя по всему, он вовсе не принц) попадает в тоталитарное государство. Здесь есть только одна волшебница – Царица ночи в роскошном белом платье, манто и бриллиантах, похожая на кинозвезду, которая появляется и исчезает под раскаты грома.

После всего этого опера Моцарта превратилась в зингшпиль (ее исполняют по-немецки) – музыкальную комедию, где зритель может и посмеяться, и получить удовольствие от музыки. История со счастливым концом чем-то напоминает мюзикл. Вик виртуозно обыгрывает в ней серию образов – клише, знакомое зрителям по коммерческим спектаклям и рекламным клипам. Режиссер возвращает опере Моцарта ее изначальную, игровую атмосферу и раскрепощает певцов, которые ведут себя на сцене как заправские артисты.

Для тех же, кому после «Волшебной флейты» захочется немного пофилософствовать, режиссер припас многозначительный финал. Пока главные герои Тамино и Памина, будто на полотне Марка Шагала, проносятся в воздухе, простой народ под руководством тирана с энтузиазмом начинает возводить новую стену, отделяющую их от внешнего мира. Глотнув свободы, человечество снова и снова повторяет свои ошибки.


Опубликовано в номере «НИ» от 10 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: