Главная / Газета 29 Сентября 2005 г. 00:00 / Культура

Натурщицы в тумане

В Доме фотографии показывают раритетные снимки русских авангардистов

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Московский дом фотографии приобрел редкую коллекцию произведений 1910–1930-х годов. Все они относятся к «пикториализму» – особому направлению в фотоискусстве, когда фотографы старались подражать художникам и делали свои работы похожими на салонные картины. Удивительно, что даже в годы победившего соцреализма российские мастера тайно продолжали традиции «упаднической» пикториальной фотографии.

Юрий Еремин. «Лето». 1926 год.
Юрий Еремин. «Лето». 1926 год.
shadow
Не вдаваясь в долгое описание, чем техника обычной фотографии отличается от приемов пикториальной, сразу перейдем к сути дела: все, что сейчас выставлено в МДФ, напоминает антикварный салон. Только вместо холстов в золоченых рамах здесь показаны фотографии, насчет которых героиня Фаины Раневской не раз бы воскликнула: «Красота – это страшная сила!» На снимках в окружении живописных штриховок, теней и полутеней выступают обнаженные натурщицы, крестьянки в полях и в избах, оперные артисты, старорежимные усадьбы с их обитателями. Эдакие «ежики в тумане» на манер позднего ХIХ века.

Пикториальная фотография, как явствует из подробного рассказа директора выставочного зала Ольги Свибловой, зародилась в XIX веке, расцвела в начале ХХ, а потом вступила в смертельную схватку с соцреализмом в 1930-е годы. Первоначально эта фотография сильно подражала живописи – работы Николая Андреева (особенно крестьянские портреты) откровенно намекают на композиции Репина и всех передвижников вместе взятых. Точно так же в своих пейзажах фотомастера прибегали к разного рода стилизации, доводя их до живописности Левитана или Саврасова. При том, что любому фотографу знание живописи играет только на руку, у пикториалистов применение живописных приемов порой выходит за грань хорошего вкуса. Некоторые из снимков Николая Свинцова-Паолы настолько слащавы и откровенно салонны, что начинаешь понимать те самые упреки в «тургеневщине» и «политической близорукости», что выдвигали ему и его коллегам революционные художники. По большому счету, пикториализм продолжал традиции, заложенные объединением «Мир искусства» – именно его последователи подняли на щит слова «искусство для искусства» и ушли в мир фантазий и туманных далей.

Юрий Еремин. «В пещере». 1926 год.
shadow Вместе с тем у выставки в Доме фотографии есть своя интрига. Она заключается в том, что многие фотографы, уже ставшие провозвестниками нового стиля – конструктивизма или репортажной фотографии, – никак не могли распрощаться с чистым искусством. Тот же самый Александр Родченко, снимавший сталинских физкультурниц и жизнерадостные рабочие коммуны, как выясняется, не избежал искушения «навести тень на плетень» и сделал в 1930-е годы серию «Цирк» в духе пикториализма. То же самое относится и к таким советским классикам, как Александр Гринберг и Юрий Еремин. Дом фотографии так долго пропагандировал их революционные достижения, что заявление об их же «старорежимности» с показом пышнотелых натурщиц и эстетских видов выглядит настоящей сенсацией. Так или иначе, агонизировав к 1940-м годам, пикториализм сошел на нет и был раздавлен газетно-журнальными агитснимками. Сегодня он превратился в раритетный русский антиквариат, с которым вместе с иконами и авангардом не стыдно оказаться за границей – после Москвы выставка отправится в путешествие за рубеж.


Опубликовано в номере «НИ» от 29 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: