Главная / Газета 26 Сентября 2005 г. 00:00 / Культура

Спасение от депрессии

В Москву привезли шокирующие картины гангстерской Америки

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В столице открылась выставка фотографа 1930–1940-х годов Артура Феллига, всемирно известного под прозвищем Виджи (Weegee). Он запечатлел бандитские разборки и нищету в Нью-Йорке времен Великой депрессии. Виджи считается классиком репортажной съемки и национальным достоянием Америки.

Перед объективом Феллига американские гангстеры закрывали лица.
Перед объективом Феллига американские гангстеры закрывали лица.
shadow
Свой псевдоним фотограф Феллиг получил за молниеносную реакцию и умение оказаться в нужном месте в нужное время. «Виджи» – это настольная игра, выигрыш в которой зависит от того, насколько быстро игрок, знающий ответ, нажмет на кнопку. В 1940-е годы Виджи, как правило, оказывался рядом со свежими трупами убитых гангстеров, снимал задержание взяточников и вымогателей, внедрялся в самые дебри нищенского города. Свои снимки он рассылал по крупнейшим газетам, а потом, собрав их в отдельный альбом «Обнаженный город», произвел настоящий фурор – книга стала бестселлером.

Секрет успеха Виджи объясняли по-разному. В основном – особой социальной терапией. Оказывается, ничто так не успокаивает людей, измученных нищетой и нестабильностью, как изучение чужих бед. Когда нью-йоркский обыватель получал свежую газету и видел на первой полосе бывшего мафиози, чье тело вытаскивают из Гудзона, или солидных господ в шикарных пальто и шляпах, лежащих в крови на тротуарах, собственная жизнь не казалась ему такой уж беспросветной. Для создания таких шедевров, взрывающих повседневность, у Виджи имелось нехитрое приспособление. Лишь ему одному разрешили поставить в репортерской машине полицейскую рацию: оттого на место происшествия он прибывал едва ли не раньше наряда.

На места самых страшных преступлений Виджи часто успевал быстрее полицейских.
shadow Уникальные снимки, привезенные в московскую Галерею Гарри Татинцяна из коллекции Хенрика Беринсона, сегодня воспринимаются словно иллюстрации к мюзиклу «Чикаго» – настолько хрестоматийны на них мода и стиль 30-х. Здесь запечатлено все, что всплывает в воображении, когда говорят об издержках сухого закона или темных сторонах Города Желтого Дьявола. Но в них имеется нечто большее: кровь, оторванные головы и перекошенные болью лица врываются в ночную жизнь мегаполиса, словно кошмары спящего. Оттого фотографии Виджи несут отпечаток сумасшествия и сюрреализма.

В начале 90-х Россия проходила тот же опыт переживания депрессии и хаоса на грани родового шока. Однако все наши бандитские разборки, «новые русские» и «красные пиджаки» запечатлены только в словесном фольклоре – увы, в России не было ни одного фотографа, способного проникнуть в этот серпентарий. Для защиты психики от шока новорусская агрессия и кровь перестройки были переведены в шутки и анекдоты. Американцы оказались последовательней и шли до конца. С помощью Виджи они перевели депрессивную драму в трагедию и катарсис: убитый в ночи – необходимое жертвоприношение для спокойной жизни обывателя. Точно как в древнегреческом театре. «Дальнейшая судьба преступников, которых я снимал живыми, была лишь делом времени, – писал в автобиографии Феллиг. – Наступал момент, и я уже снимал их мертвыми в луже крови. Их последнее фото я старался сделать произведением искусства».


Опубликовано в номере «НИ» от 26 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: