Главная / Газета 22 Августа 2005 г. 00:00 / Культура

Писатель Баян Ширянов

«Я снова оскорблю чувства людей»

АНАСТАСИЯ ГОРДЕЕВА

Дело Кирилла Воробьева, известного под псевдонимом Баян Ширянов, стало едва ли не главным судебным разбирательством окололитературного характера последних лет. Один из членов организации «Идущие вместе» счел книгу Ширянова «Срединный пилотаж» «чистейшей порнографией». Сегодня трехлетний процесс близок к завершению. Экспертиза заключила, что в произведении порнографии не обнаружено. Впрочем, на днях суд по просьбе гособвинителя назначил новую экспертизу. О том, чем может закончиться эта история, Баян ШИРЯНОВ рассказал «Новым Известиям».

shadow
– Кирилл Борисович, не устали ли вы от бесконечных судебных разбирательств?

– Скажу вам, что человек я редкого долготерпения. Первые полтора года все это раздражало, потом надоело, а теперь я стал относиться ко всему философски. Буду навещать Басманный суд столько, сколько потребуется, ведь для меня этот процесс – дело принципа – показать, что литературу нельзя гнобить. Вряд ли нынешние юридические разборки могут повлиять на мои литературные сюжеты и образы. К слову сказать, за это время я написал новый роман, способный оскорбить все чувства непросвещенных людей.

– Зачем же оскорблять чувства людей? Может, в наше непростое время, наоборот, стоит вдохнуть в них оптимизм?

– Пойдите к книжным лоткам и увидите, что там одна лесть по отношению к глупости. Кроме классики читать уже нечего, поскольку почти все вынуждены писать в расчете на читателя-олигофрена в стадии дебильности. Не чем иным, кроме как конъюнктурой, я не могу объяснить популярность книг вроде «Алхимика» и пояснения к нему. Коэльо – это растянутая на двести страниц маленькая ветхозаветная притча, в оригинале состоящая из двух абзацев. А потом какой-то умный деятель выпустил комментарии на тему, почему главный герой поступает так, а не иначе. Это убийство интеллекта на корню. За такое надо заставлять читать классику, пока не проникнется.

– Вас обвиняют в порнографии. Что это такое, по-вашему?

– Все, что навязывает диктатуру мысли и не заставляет думать. В чем заслуга классики – она не дидактична, а этим грешат 99,9 % нынешних авторов. Это и есть грань, отделяющая классику от не классики. Моя литература хрупкую грань не нарушает, потому что о ней нет двух одинаковых мнений, она заставляет думать, а все, что заставляет думать – есть хорошо.

– Что значит обнародованное на одном из последних судебных заседаний заключение экспертов «не распространять в свободной продаже»? Как это будет исполняться?

– Во-первых, заключение звучало несколько иначе. Смысл был такой, что рекомендуется ограничение продаж. А вообще я это представляю себе как обернутые в целлофан книги. Что ж, не имею ничего против, книга должна найти своего читателя, и он обязательно найдется, даже несмотря на целлофан. Тем более что писал я для людей, которые задумываются над бытием, и лишняя обертка натолкнет их на нелишние мысли.

– Есть ли в принципе литература, которую стоило бы запретить?

– Запрещать литературу нельзя, нужно формировать вкус. То, что приветствуется в данное время в данной стране, дает возможность идти по пути наименьшего сопротивления, по проторенной колее. По большому счету литературы сейчас особо и нет, зато очевидно засилье женских детективов – они лезут уже отовсюду. Как-то мельком посмотрел по ТВ серию про Виолу Тараканову, теперь из-за Донцовой сыр «Виола» есть не могу. К тому же если кто-то все-таки возьмется запрещать, то где они – инстанции вкуса?

– Что вы ожидаете от затянувшегося процесса, ведь когда-нибудь он закончится?

– Помните строки из песни «Пусть будет, что будет, чем не будет совсем»? Примерно так я и думаю, сидя на берегу реки и ожидая, пока по ней проплывет труп врага.



УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА, ВОЗБУЖДЕННЫЕ ПО ОБВИНЕНИЮ В «ЛИТЕРАТУРНОЙ» ПОРНОГРАФИИ

Летом 1994 года по обвинению в распространении порнографии был арестован писатель Зуфар Гареев, главный редактор московского выпуска эротической газеты «Еще». В качестве вещдока был арестован и приобщен к делу тираж очередного номера газеты. В тюрьме Зуфар Гареев пробыл недолго, а арестованный тогда же московский издатель этой газеты Алексей Костин просидел в Бутырке почти два года. В октябре 1997 года Московский городской суд оправдал Алексея Костина в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Издатель газеты «Еще» Владимир Линдерман был объявлен во всероссийский розыск, но в связи с тем, что проживал за пределами России, в Риге, ареста избежал.

Летом 2002 года по инициативе организации «Идущие вместе» было возбуждено уголовное дело против писателя Владимира Сорокина за «распространение порнографии» в романе «Голубое сало». В ходе следствия были проведены три экспертизы с привлечением известных специалистов – литературоведов и сексологов. Весной 2003 году уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

В 2002 году по инициативе этой же организации было возбуждено уголовное дело против писателя Баяна Ширянова (Кирилла Воробьева) за «распространение порнографии» в романе «Срединный пилотаж». Книга была передана на экспертизу в Институт русского языка имени Виноградова. В марте 2003 года уголовное дело против писателя было прекращено. Несмотря на то что профессиональные экспертизы специалистов Института русского языка имени Горького, Института философии РАН, а также филологического факультета МГУ имени Ломоносова не нашли в романе «Срединный пилотаж» признаков порнографии, в июне 2003 года против писателя снова было возбуждено уголовное дело.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: