Главная / Газета 16 Августа 2005 г. 00:00 / Культура

Назад к телу

Современным фотографам не хватает чистого искусства

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В московской галерее «Кино» открылась выставка «Обнаженные». На ней 34 фотографических ню, которые, как заверяют их авторы, не просто «абсолютно уникальны», но «открывают новую страницу фотоискусства». На самом же деле речь идет о возрождении технологий столетней давности на основе сюжетов современного китча.

Новые художники-пиктореалисты возрождают традиции фотографии конца XIX века.
Новые художники-пиктореалисты возрождают традиции фотографии конца XIX века.
shadow
В последние годы то в одном, то в другом виде современного искусства периодически возникают бунты против технологий и ширпотреба. То вдруг датские режиссеры начинают протестовать против голливудских стандартов. Под чутким руководством режиссера Ларса фон Триера они пишут манифест «Догмы», в котором обещают никогда не использовать в кино спецэффекты и быть ближе к реальной жизни, а не к компьютеру (правда, года через три забывают о манифесте и работают с цифровой камерой). То вдруг наши архитекторы заявляют, что «нужно возвращаться к корням», и вместо многоэтажных небоскребов с помощью топора строят деревянные срубы (как это было на прошедшей «Арх-Москве»). Или внезапно европейские галеристы провозглашают лозунг «Назад к картине» и начинают активно поддерживать художников, которые пишут маслом по холсту.

Наконец дело дошло до фотографов. Творческое объединение «Станковая фотография XXI», куда входят около десяти мастеров, заявило, что отказывается от цифровой печати, от виртуальной обработки снимков и вообще от всякого рода глянцевых красот. Каждый снимок, по мнению «станковистов», – вещь рукотворная, уникальная, музейная и потому высокохудожественная. На самом деле, как видно на выставке в галерее «Кино», где свои работы показали три законодателя новой моды – Максим Железняков, Михаил Каламкаров и Алексей Калмыков – речь идет о возрождении течения, которое было популярно в конце XIX века. Именно тогда, на заре модерна, фотография превращалась в массовую продукцию и испытывала противоречивые метаморфозы. С одной стороны, возникали «ширпотребные» снимки (поздравительные открытки и порнографические картинки). С другой – те, кто считал себя «фотохудожником», пытались создавать заоблачно «живописные» снимки – с тенями и дымкой, с поэтическими пейзажами и томными натурщицами, которые застывали в классических позах. Так появилось движение «пиктореализма», популярное среди сегодняшних антикваров и поднятое на флаг фотографами XXI века.

Нынешние пиктореалисты используют тот же набор приемов, что и их вековые предшественники. Главная их тема – обнаженное женское тело – сразу же отсылает к «вечному» искусству. Это тело «облекается» в загадочную пелену различных драпировок и светотеней, в нем намеренно стираются все признаки современности, оно намеренно «состаривается» – фото превращается в ретро-образы. Подобными работами авторы якобы бросают вызов откровенно рекламной продукции и даже секс-индустрии.

На самом же деле возникает обратная ситуация. Снимки трех фотохудожников отсылают как раз к той продукции, которая находится где-то между «гламурным глянцем» и «масляной картиной». У такого промежуточного пункта имеется точный адрес: подобного рода сюжеты очень любят покупатели на вернисажах Арбата. Теперь это просто высокий китч – фотография, «подделанная» под академическую манеру. Впрочем, как ни странно, именно такая продукция становится самой горячей и на более «продвинутом» московском арт-рынке.


Опубликовано в номере «НИ» от 16 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: