Главная / Газета 12 Июля 2005 г. 00:00 / Культура

Смотрители аттракционов

Судя по прошедшему сезону, современные художники предпочитают развлекать, а не скандалить

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Глядя на московскую арт-сцену, хочется переложить знаменитую сталинскую фразу: «Жить стало лучше, жить стало веселей». Применительно к выставкам и новым художникам в этом сезоне она звучала бы так: «Жить стало лучше, но скучней». Налицо смена лидеров – перестроечные мастера уходят в тень, а их место занимают художники новой формации. Вместо скандалистов появились умелые пародисты.

Константин Батынков. «Масоны ставят россиянину на лоб Печать Антихриста – ИНН (индивидуальный налоговый номер)».
Константин Батынков. «Масоны ставят россиянину на лоб Печать Антихриста – ИНН (индивидуальный налоговый номер)».
shadow
Сообщество художников консервативнее своих коллег из кино или шоу-бизнеса. Сейчас вряд ли возможен тот вариант игры, в которую в конце XIX века играли импрессионисты: не взяли на официальный Салон, выставим свои картины на альтернативной площадке (в дружеской квартире или фотомастерской, например), история потом рассудит и воздаст нам сполна. Нынче даже альтернативные площадки рачительно охраняют свои территории. Те галереи, что некогда славились своей открытостью, по нескольку раз показывают уже патентованный товар – признанных художников. Даже новые и шикарные по дизайну площадки, которые появились в этом году – филиал галереи Stella Art и галерея RuArts, – предпочитают работать с дорогостоящей классикой модернизма: первые рассчитывают на зарубежные гастроли (Stella Art чудом получила концептуалиста Кабакова), вторые – на устоявшийся модернизм (питерская экспозиция «Неоакадемизм»). Критики слишком долго ждали новых галерей, а когда дождались, выяснили, что и галереи не совсем те (западно-буржуазные), да и показывать особенно нечего.

Скорее всего, лучшие времена российского авангарда остались в ХХ веке. Речь идет не только об экспериментах школы Малевича. Последний ренессанс русского авангарда завершился совсем недавно, в середине 1990-х. Скептики до сих пор считают перформансы Олега Кулика, размашистые холсты Дубосарского и Виноградова, визуальный фольклор «Митьков» не более чем пеной времен перестройки. Но эта «пена» говорила о глубоком брожении и кипении внутри котла.

Теперь же эта самая молочная пена превратилась в сливки и густо покрывает тихую и совсем не бурлящую поверхность. В определенный момент стало казаться, что, кроме Кулика и Дубосарского, в Москве вообще никого не существует. Глянцевая пресса с «продвинутым» телевидением выбрали их в качестве брендов, да и сами мастера медленно курсировали к тихой гавани «искусства для искусства», а попросту гламура.

Ситуацию должна была исправить Первая международная биеннале современного искусства в Москве. Ее устроители, создавшие экспозицию в Музее Ленина, сразу заявляли, что делают ставки на молодое и еще не заиндевевшее искусство. Обещание выполнено: критики, лишенные привычных имен (все эти имена были на
Так видит Владислав Мамышев-Монро Андрея Громыко.
shadow выставке Starz), не знали, за что ухватиться. Наконец ухватились за инсталляцию австрийской группы «Желатин»: австрийцы подвесили деревянный сортир на уровне второго этажа музея, и каждый, кто отправлял малую нужду в сортире, участвовал в «выращивании» огромной сосульки (ведь дело происходило зимой). Здесь был и вызов (все-таки Музей Ленина), и вполне себе невинное остроумие.

Другой вариант элементарного юмора на первом этаже демонстрировала группа «Синие Носы»: видео в картонных коробках представляло двух мужиков в трусах, что совершают концептуальные движения (один, например, изображал Ленина, ворочающегося в коробке). Если и выбирать лидеров сезона, то ими безоговорочно становятся лидеры «Носов» – Вячеслав Мизин и Александр Шабуров. Именно они создали в Галерее Гельмана новое тяп-ляп-искусство: показывали, как можно сделать современное произведение из подручных средств – шлем-каску из арбуза, глаза из колбасы. Мизин и Шабуров – настоящие клоуны на арт-сцене. Клоуны в данном случае совсем не уничижительное прозвище. Они по принципу ОСП: пародируют все и вся – то политиков (надевают маску Путина и пускаются в пляс – проект «Ребята с нашего двора»), то своих же коллег (имеется пародия на человека-собаку Кулика). Они нравятся и критикам, и посетителям, напрямую иллюстрируя тезис, что искусство должно развлекать. Вслед за ними неожиданный ренессанс пережил Владислав Мамышев-Монро. Проблема в том, что фирменный ход Владика – надеть женскую личину и говорить, все, что в мужской сказать не мог – уже бессовестно растиражировала Верка Сердючка. Но если у Монро в 90-е годы был запал маргинала и художника эпатажа, в сладкие 2000-е он переместился ближе к дорогим ресторанам (там, где проходит последняя его выставка) и к дорогим музеям (он был звездой в Музее Церетели).

Тенденция яснее ясного: если десять лет назад художники и впрямь пытались сказать что-то серьезное, сегодня они пытаются отшутиться. (Мало кому хочется разделить участь художника Тер-Оганьяна, бежавшего за границу от праведного гнева православной церкви.) С шутников взятки гладки. Правда, запас тем и сюжетов для шуток оказался почти иссякшим. Ведь говорить о Союзе и пародировать соцарт – уже моветон, а критиковать образы путинской России не интересно (с таким же успехом можно писать репортажи с ткацкой фабрики, где механизмы уже притерлись и делают свое рутинное дело).

В этом, собственно, и заключается проблема российского художника – он слишком завязан на языке, его искусство слишком вербальное. Что сказать, для него важнее, как. Возможно, следующим шагом и станет поиск новых форм. По крайней мере одна из звезд прошедшего сезона, бывший «митек» Константин Батынков, как раз экспериментирует с изображением, картинкой, комбинируя ностальгические образы с фантазиями-гротесками. И именно он создал одну из пронзительных выставок о войне, в то время как другие художники предпочли политкорректно отмолчаться.



ПЯТЕРКА САМЫХ ЗАМЕТНЫХ ХУДОЖНИКОВ СЕЗОНА

1. Вячеслав МИЗИН и Александр ШАБУРОВ. Лидеры группы «Синие Носы», пропагандисты тяп-ляп-искусства.

2. Константин БАТЫНКОВ. Бывший «митек», нынешний первоклассный рисовальщик.

3. Виктор ПИВОВАРОВ. Нонконформист и житель Праги с бенефисом в Третьяковке.

4. Владислав МАМЫШЕВ-МОНРО. Реинкарнация перестроечного травести на фоне травестизации всей страны.

5. Зураб ЦЕРЕТЕЛИ. Энергии Зураба хватит на всю пятерку, но в этом году он прежде всего проявил себя как музейный менеджер.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: