Главная / Газета 1 Июля 2005 г. 00:00 / Культура

Александр Шилов

«Идет атака на классику»

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Редко какой художник и какая галерея вызывали столько споров и кривотолков, как живописец Александр Шилов и галерея его имени (в центре Москвы напротив Кремля). В то время как критики обвиняют художника в кичевости, у дверей его музея, сравнимого по размерам с Третьяковкой, выстраиваются огромные очереди. В своем роскошном кабинете с антикварной мебелью и золотыми канделябрами в эксклюзивном интервью для «Новых Известий» Александр ШИЛОВ решил опровергнуть все нелепости, что пишут о нем журналисты.

shadow
– Александр Максович, чем сейчас живет ваша галерея, изменяется ли ее экспозиция?

– Сейчас в галерее открыта выставка, посвященная 60-летию Великой Победы, где собраны все работы, так или иначе связанные с военной темой.

– Это какие-то жанровые вещи или собирательный образ ветерана?

– Нет, это портреты вполне конкретных людей, написанных с натуры. Например, портрет блокадницы или недавно мною законченный портрет участника войны Владимира Этуша, чрезвычайно уважаемого актера и человека. Здесь же – портрет другого актера-ветерана Евгения Матвеева, драматурга Виктора Розова, разведчика, Героя Советского Союза Вартаняна, епископа Родзянко, который участвовал в антигитлеровской коалиции.

– Можно ли задать вам довольно откровенный вопрос?

– Только откровенные и нужно задавать.

– Когда говорят о художнике Шилове, многие представляют себе портретиста, который пишет заказные портреты олигархов и жен богатых клиентов. Как вы относитесь к такому своему образу?

– Это абсолютная ложь. И это не единственная клевета, которую распространяют обо мне журналисты, не знакомые с моим творчеством. Ведь сколько кривотолков было вокруг галереи! Напомню, что Государственная картинная галерея моего имени была учреждена постановлением правительства Москвы и решением Государственной думы. Подчеркну – единогласно всеми фракциями (у меня на этот счет есть все документы). Началось с того, что я пришел к тогдашнему спикеру Селезневу и сказал, что хочу передать городу коллекцию своих работ. У меня было на это моральное право... Посетители моих выставок не раз обращались к руководству государства и Министерства культуры с просьбой сделать мою выставку постоянно действующей. Вы, наверное, знаете, что происходит с наследием художников, если его не передают государству; его со скандалами и судами начинают делить родственники. Я же всегда был убежден, что художник работает для людей. Поэтому и подарил городу на сегодняшний день 770 произведений живописи и графики, каждое из которых требовало огромного труда и времени. И после этого кто-то еще заявляет: «Вот, мол, Шилову подарили в центре Москвы особняк». Чистой воды ложь.

– И все таки, неужели вы не берете заказы?

– Для меня, как художника, который живет только созданием картин, а не преподаванием или другой какой-то деятельностью, это единственная статья доходов. Я пишу на заказ, чтобы мне хватало на кисти, на краски, на жизнь… Но основная часть моего творчества – это то, что я пишу для себя.

– А что, директорство в галерее таких доходов не приносит?

– Начнем с того, что я не директор галереи. Я ее художественный руководитель. А оклад у сотрудника государственного музея очень небольшой. Это всем известно, поэтому у нас такая текучка кадров.

– Согласитесь, довольно необычное явление – галерея одного художника, которая содержится государством как классический музей?

– Чем же оно необычно? Ведь есть же в Москве музей Церетели, Глазунова или скульптора Бурганова.

– Но вы не можете не согласиться, что у этих художников и скульпторов имеется нечто общее. Все они близки к московским властям и дружат с мэрией и конкретно с Юрием Лужковым.

– Не знаю насчет других, но что касается этой галереи, то она создана решением Госдумы, и дружба с московскими властями здесь совершенно ни при чем. Но я от всего сердца благодарен лично мэру Москвы Юрию Лужкову и правительству Москвы за доброе участие в судьбе галереи.

– Было ли везение в том, что вы пришли в Думу и вам тут же дали особняк? Иные достойные художники об этом даже мечтать боятся.

– Удача тут не при чем. Скажу больше, я пришел в Думу в очень тяжелом, подавленном состоянии. И, как выяснилось, все без исключения поддержали мое предложение. Поэтому все инсинуации вокруг галереи – журналистская ложь. Ведь как обычно происходит? Является журналист, я ему показываю работы, рассказываю о ее создании, а он потом пишет: «Шилову подарили особняк». Звонишь возмущенно в редакцию, а тебе отвечают: «Подавайте в суд, нам с вами судиться выгодно, лишняя реклама».

– Насколько я понимаю, ваша галерея успешна. Сколько бывает посетителей?

– Прошло уже более полутора миллионов.

shadow – И каков портрет вашего зрителя? Люди в возрасте, предпочитающие реализм и классику?

– Очень хороший вопрос. Как раз наоборот: к нам приходят молодые люди, едут со всей страны люди разных поколений, чему я очень рад.

– Отчего же такая популярность?

– Но это же яснее ясного. В Третьяковскую галерею, в Лувр и в Музей Д’Орсе, где представлена классика, всегда стоит очередь. А там, где выставлено так называемое современное искусство, – никого. Людей вне зависимости от возраста тянет к реалистическому искусству, лишь ему дано проникнуть в тайну души человека, превращая краску в жизнь, заключенную в раму, чтобы зритель, подойдя к картине, не видел кухни художника, жалких потуг, а, глядя на произведение искусства, мог подумать: «Бог это творил или рука человеческая?».

– Но я лично видел очереди в Париже и на выставки современной фотографии.

– Правильно. На хорошую фотографию всегда приятно посмотреть.

– А какие вам снимки нравятся?

– Мне нравятся проекты Екатерины Рождественской. Она придумала очень хороший ход и стиль: одеть современных героев в исторические костюмы.

– Бывает ли такое, что вы испытываете муки творчества или сомнения: «А правильно ли то, что я делаю»?

– Мне нравится, что вы ведете откровенный разговор. Я убежден, что всегда надо вести свою линию. Если человек работает в реалистической манере, а будет хвалить разные кружочки и квадратики, – это будет ложь себе и другим. Каждый человек должен говорить и делать то, что чувствует. Когда меня в первый раз мама привела в Третьяковскую галерею и я увидел портреты Левицкого, Боровиковского, картины Левитана, я не чувствовал в них фальши и искусственности, будто общался с живыми людьми. С той поры я не сомневаюсь в выбранном пути. Если у художника нет мастерства, он занимается каракулями и с помощью крика и пиара создает себе популярность. Геростратова, но слава. Потом эта слава превращается в деньги. Настоящий художник не должен этим заниматься. Его труд должен быть нужен и оценен людьми. А тот, кто идет в своем искусстве против природы или оскверняет ее, тот дает пинок в чрево своей матери – это слова Энгра.

– Вы настаиваете на верности старым принципам, но сами же пользуетесь мобильным телефоном, а не старой почтой. Почему же вы против прогресса в искусстве?

– Быт и искусство – вещи разные. Я считаю, что искусство – величина постоянная. Это главный воспитатель души человека. Так было во все века. Главы государств, важнейшие лица в обществе во все века понимали это очищающее действие искусства и выбирали лучших из лучших художников для выполнения государственных заказов, приближали ко двору и опекали их. Они понимали, что красота – главное в обществе. Классическое искусство и чувство патриотизма – две основы, на которых держится вся культура.

– Но классика и патриотизм культивировались и сталинистами, и фашистами, однако это не избавило общество от расстрелов и войн...

– Все относительно. Фашисты – не весь немецкий народ. И до сих пор немцы страдают за свои заблуждения. А в сталинское время у нас был настоящий расцвет театра – и до сих пор Сталин считается тем человеком, что поднял театральное искусство. Меня поразил другой факт: недавно в одной передаче Андрей Караулов озвучил завещание директора американской контрразведки Даллеса. Оно посвящено тому, как разрушить Советский Союз. Как думаете, каков там основной пункт? Настоящие духовные ценности подменить на фальшивые и сделать это при помощи деятелей искусства.

Недавно в передаче «Культурная революция» прекрасно, честно и аргументированно выступил Андрей Кончаловский. Он взял на себя смелость сказать, что «Черный квадрат» отношения к искусству не имеет.

– А как же плюрализм мнений и позиций? Вот мне, например, больше нравится Малевич, чем Левитан. Значит, я не патриот и не со своим народом?

– Никто не отрицает разности мнений. Но вы учтите, что многие оценки просто вбиты средствами массовой информации. Возьмите, например, аукционы. Листаете вы западный каталог и видите, что Левитан стоит около ста тысяч, а какой-нибудь Кандинский несколько миллионов. Это же явное и искусственное нагнетание цены для того, чтобы поднять авторитет абстракции. Настоящая сказка о голом короле, и придумана она для обмана людей! Потом уже, глядя на пустую стену, критики начинают искать там шедевры и не замечают реальных ценностей. Когда десять человек выступают по телевидению за абстракционизм, а миллионы любят реалистичное искусство, понятно, где подмена ценностей.

– Но вы не можете не согласиться, что многие ваши портреты идеализированы. Вы одеваете дам в старинные платья…

– Я никого не идеализирую. К счастью, сейчас бальные платья входят в моду, и я считаю, что женщины в них выглядят более привлекательно и женственно. Не гренадер в грязных и затертых джинсах, а именно женщина. Байрон говорил: «Я пишу то, чего нет, но так, как хотел бы, чтобы было». Так же и я. Часто после моих портретов девушки бросают ходить в брюках. Я говорю искренне. Как классику нельзя сравнивать с абстракцией, так и женщину в красивейшем платье нельзя сравнивать с женщиной в джинсах.

– А бывает, что ваши модели не соглашаются с тем, как вы их изобразили?

– Бывает. Когда я заканчиваю картину, я говорю: «Подходите и высказывайте свое мнение. Если я соглашусь с вашими замечаниями, исправлю. Если нет, извините!».

– Кого вам было интересней всего писать?

– Интересно писать того, у кого интересная биография. Например, Владимира Этуша. Он рассказывал о войне, о том, как работает в своем театре. Или сейчас с большим удовольствием пишу генерала Говорова: прекрасный, скромный человек, герой войны.

Я считаю, как и многие, что людям, воинам, освободившим Россию, надо ставить памятники при жизни и на их подвигах воспитывать подрастающее поколение.



СПРАВКА

Александр ШИЛОВ родился в Москве 6 октября 1943 года. С 15 лет, чтобы поддержать семью, работал грузчиком, учился в вечерней общеобразовательной школе. Рисовать начал с 13 лет в изостудии Дворца пионеров Тимирязевского района Москвы. В 1973 году закончил Московский художественный институт им. В.И. Сурикова. Работает в основном в портретном жанре. В 1977 году стал лауреатом премии Ленинского комсомола, в 1985 году был удостоен звания «Народный художник СССР». В 1996 году художник передал столице более 300 своих картин, после чего правительство Москвы приняло постановление о создании на основе дара Московской Государственной картинной галереи Александра Шилова. В 1997 году был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. В 2001 году избран действительным членом (академиком) Российской академии художеств. Его выставки с большим успехом прошли во Франции, Канаде, Португалии, Японии и других странах.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: