Главная / Москва / 3 Июня 2005 г.

«Зелень» вместо зелени

Вокруг московских усадеб активизировались коммерсанты

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Уже давно составлен каталог уничтоженных историко-архитектурных строений в Москве. Но пока еще никто не подсчитал, сколько исчезло гектаров парковых площадей и зеленых зон. Практически все известные усадьбы и скверы столицы активно застраивают свои территории кафе и ресторанами. Причина понятна – на содержание «зон отдыха» нужны деньги.

На месте усадеб все чаще устраивают яркие шоу...
На месте усадеб все чаще устраивают яркие шоу...
shadow
Российская столица по праву считается одной из самых зеленых в мире. Этим фактом горожане гордились в советское время, а чиновники не перестают его подчеркивать и сейчас. Правда, с каждым годом становится все понятнее, что московская зелень не результат какой-то особой политики и любви власти к природе, а элементарный недосмотр. Еще со сталинских времен огромные пустыри между такими же огромными сооружениями превращались в скверы и парки. Архитектура не покрывала всех городских пространств и оставляла место озеленителям. Взять хотя бы Воробьевы горы, где одинокое здание университета было поставлено посреди леса, и жизнь этого места больше напоминала жизнь дачного кемпинга, нежели индустриального мегаполиса. Москва была уникальна не только эклектичной застройкой, но и смесью городского и сельского укладов жизни.

Так или иначе только сейчас к москвичам приходит понимание того, что зеленые зоны разрушаются едва ли не быстрее памятников архитектуры. В районе Тверской, вокруг Лубянки и Китай-города, даже на вечнозеленой Третьяковке фактически не осталось знаменитых московских дворов с клумбами, газонами и (совсем уж рудимент) песочницами. Газоны закатываются асфальтом для парковок, офисные сотрудники (а 75 процентов центральных домов так или иначе заняты офисами) равнодушны к клумбам, детям выделяются небольшие квадраты (примерно 10 на 10 метров), где строится некое стандартное игровое сооружение. Уже давно составлен каталог уничтоженных историко-архитектурных строений, но пока еще никто не подсчитал, сколько гектаров парковых площадей и зеленых зон уже похоронено в Москве.

Но даже если зеленые зоны не уничтожаются напрямую, создаются такие условия, когда они попросту отчуждаются, превращаясь из естественной среды в своего рода музейный экспонат. Самый простой пример – Александровский сад у стен Кремля. Еще год назад на газонах и кремлевских склонах можно было наблюдать живописные группы отдыхающих, лежащих на траве. Сегодня вместе с запретом на распитие спиртных напитков вокруг газонов появились ленточки, запрещающие проход. Даже если нет таблички «по газонам не ходить», чисто психологически очень трудно переступить через тротуарный барьер – почти на всех московских бульварах (исключение – Тверской) прохожие боятся заходить на траву.

В этих условиях единственной отдушиной остаются общедоступные парки и усадьбы в черте города или ближнем Подмосковье. Руководство главных усадеб – Кусково, Останкино, Коломенское, Кузьминки, Царицыно – признает, что их территории явно перегружены. Службы не успевают убирать мусор и следить за сохранностью парков. Поэтому почти все усадьбы с парками XVIII века стали брать плату за вход (дороже всех Кусково – 100 рублей, дешевле – Абрамцево и Архангельское) и усиливают охрану (в Коломенском, например, создано три отдельных поста милиции). Директор музея-заповедника «Останкино» Геннадий Вдовин и вовсе пошел на беспрецедентный шаг: уникальный парк реставрируется, не закрываясь, прямо на глазах гуляющих.

... и пасмурные детские утренники.
shadow Однако главное нововведение усадебных хозяйств состоит в том, что они невероятно расширили ресторанно-торговую сферу. Основной доход получают уже не с экскурсий, а с ресторанных и ларечных арендаторов. Ярче всего эти нововведения видны в Коломенском. Этот уникальный ландшафтный парк сегодня фактически превратился в приложение к избам-ресторанам. В нижней части парка существует целая деревня из домиков-кафе, в верхней (исторической части) гуляющим стало довольно тесно. «Конечно, стало чище и безопаснее, – признается Татьяна Кострова, жительница проспекта Андропова, которая приходит в парк уже более десяти лет. – Но после 2002 года что-то исчезло. Кругом появились барьеры и заграждения, приходится гулять по каменным дорожкам, на которых толпы народа, число лавочек уменьшилось. В общем, место стало слишком официальное. Если не идешь в кафе, спокойно не посидишь и не отдохнешь». О том, что зеленая территория неумолимо сокращается, свидетельствуют и новые постройки на территории парка: так, рядом с центральным входом появился довольно бессмысленный бетонно-стеклянный ангар, призванный обозначить место, где в XVII веке стоял дворец Романовых. Неподалеку от Вознесенского собора возводится двухэтажное здание трапезной давно разрушенной Георгиевской церкви (зачем понадобилась трапезная XIX века без церкви – большой вопрос), в то же самое время уникальную XVI века церковь Вознесения до сих пор не могут отреставрировать.

Многих историков удивило сообщение о том, что дирекция Царицына собирается полностью восстановить главный дворец. Ведь едва ли не со времен Екатерины II он стоит заброшенным, и казалось, в его воссоздании нет никакой необходимости. Оказывается, есть. Зеленые пространства усадеб – лакомый кусок для строителей и коммерсантов. Сделать модный ресторан в Царицынском дворце – сокровенная мечта любого ресторатора. Не откажутся приехать в Царицыно и любители красиво поужинать. Правда, о тех, кому станет негде гулять, думать некому.

По большому счету нынешние процессы вокруг наших «приусадебных хозяйств» и парковых зон сродни тому, что переживали английские деревни в XVII веке – время огораживания, когда предприниматели не скупали землю открыто, а пытались оторвать хотя бы кусок зелени.


Опубликовано в номере «НИ» от 3 июня 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: