Mobile-версия Вконтакте Facebook Twitter google plus LiveJournal Одноклассники Youtube
Премия Золотой Фонд Прессы 2012   ЕЖЕДНЕВНАЯ ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА
ЖУРНАЛЫ «НИ»
Новые Известия 27.05.05
пятница
  ТЕАТРАЛ
  PRO ЗДОРОВЬЕ
  МИР ВЫСТАВОК
ГЛАВНАЯ ПОЛИТИКА ЭКОНОМИКА ПОДМОСКОВЬЕ В МИРЕ КУЛЬТУРА ПРОИСШЕСТВИЯ ОБЩЕСТВО СПОРТ АВТОСАЛОН
 
ОПРОС
На волне антиамериканских настроений я готов отказаться от всех заокеанских товаров и услуг, кроме...
Долларов США
Обедов в «Макдоналдсе»
Гаджетов Apple
Программы Windows
Навигаторов GPS
«Кока-колы» и «Пепси»
Джинсов
Кино
Музыки
У меня нет антиамериканских настроений
Результаты
 
 
 
УСЛУГИ
 
 
 
 
Анонсы нового номера
 
 
 
   

Анита Цой

«Под мой гимн люди танцуют»

АНДРЕЙ МОРОЗОВ
 
После долгого перерыва, пожалуй, самая необычная российская певица Анита Цой вернулась на сцену с новым шоу. Похудев на 30 кг, она изменила не только имидж, но и стилистику песен – в противовес модному социальному пафосу многих артистов она старается говорить со слушателями о вещах, близких всем, – о семье, добре, любви. О том, как и для чего в России идут в эстраду, Анита ЦОЙ рассказывает в интервью «Новым Известиям».

– Анита, долгое время о вас ничего не было слышно. Правда ли, что вы собирались навсегда расстаться со сценой?

– Я пришла на нее в 1997 году, а потом с 1999-го по 2003 год был период, когда хотела уйти. Это произошло после возвращения из Лас-Вегаса. Была депрессия, и я молчала от того, что на собственной шкуре испытала, что такое конкуренция на Западе, насколько это может быть некрасиво и нечестно. Тогда я спрашивала себя: «Ради чего мне нужна сцена?» Прокормить себя я смогу – у меня неплохо получается быть деловой женщиной. Ради того, чтобы стать звездой в первой десятке? Нет. Ради того, чтобы потешить свое самолюбие? Нет. Чтобы заработать много денег? Тоже нет. К тому же не секрет, что наши артисты не зарабатывают больших денег.

– Но и на трамваях они не ездят...

– Да. Но есть правила: если ты звезда, то должна иметь хорошую квартиру, дачу, машину, ездить отдыхать за рубеж. Мы сейчас подтягиваемся к этому уровню. Но опять-таки не секрет, что у нашей звезды может быть пустой холодильник, но она потратит последние деньги, чтобы прокатиться на белоснежном лимузине. Статус обязывает. Не все ведь знают, как на самом деле живет гениальная Людмила Гурченко или Алла Борисовна…

– Ну неужели Пугачева последние крошки считает?

– Не считает, конечно. Но если сравнить ее гонорары с гонорарами, например, Элтона Джона, то это несопоставимые вещи...

– И все-таки, что же заставило вас вернуться?

– Понимаете, я вдруг тогда поняла: когда я на сцене, то чувствую, что людям в зале хорошо. Я даю им много позитивной энергии, и мне уже от этого хорошо. Я решила остаться на сцене ради того, чтобы – пусть это прозвучит пафосно – нести людям свет. Сейчас в жизни очень мало доброты, тепла. Может быть, это звучит утопично, но я на сцене для того, чтобы «песня строить и жить помогала».

– У вас ведь три образования – педагогическое, юридическое и театральное. Я хочу понять, почему же вы выбрали эстраду?

– Долго искала себя в жизни. Искала и нашла. Я такой человек, что всегда нахожусь в поиске, но сейчас знаю, что буду делать в ближайшие пять–десять лет. У меня есть мечта, но говорить о ней пока не буду. Вот я мечтала сделать шоу, и я его сделала.

– Говорят, чтобы заработать на выпуск своего первого альбома, вы торговали на рынке в «Лужниках»? Каково было это вам – грязь, семечки, шелуха, да и контингент, наверное, тот еще?

– Это не семечки и не шелуха! У меня было много знакомых и друзей среди ученых. В начале 90-х почти все они оказались на улице. Я действительно пошла на рынок, чтобы заработать на выпуск своего альбома. Мы с подругой стояли и торговали рядом с профессорами, учителями, докторами наук. Рядом со мной торговал мужчина лет пятидесяти, доктор филологических наук. Зазывая народ, он кричал: «ПлатьЯЯЯ! КасмАтички!» Я его спросила: «Что за бред вы несете? Вы же филолог. Какие платьЯ? Какие кАсмАтички?» А он мне говорит: «Знаешь, почему у тебя товар плохо покупают? Ты с народом интеллигентно разговариваешь, а он сюда едет из деревень, из дальних городов. Я докторскую по сленгу защищал, по простонародной речи, сейчас и тебя научу, как с народом надо общаться». Не поверите: два раза матом, два притопа, три прихлопа и – торговля пошла.

– А чем торговали?

– Мы с подругой, как утописты, хотели продавать только хороший товар и ездили за ним в Корею и Италию. Оттуда привозили микрофайзеры, может, помните, были такие куртки – на вид как замша, но это был просто такой похожий на нее материал. Потом привозили шапочки в виде чулка, кроссовки «Найк», подделку, конечно, кофточки всякие. Первыми привезли в Москву футболки-«хамелеоны», бейсболки с гербами американских клубов.

– Кстати, отношения с корейской общиной поддерживаете?

– Конечно, но, к сожалению, встречаться часто не получается. Но вообще-то здорово жить в России – у нас есть два новых года: русский и корейский.

– А что любите из корейской кухни?

– Ким чи – это святое, вряд ли можно найти корейца, который не любит эту острую капусту. Из супов – тегир и, конечно же, мясо кампе.

– А как же знаменитое собачье мясо, которое у корейцев считается деликатесом?

– Я попыталась выяснить историю возникновения этого блюда. Собачье мясо в Корее ели в старые времена и не от хорошей жизни. Во время корейско-японской войны был голод, и люди стали есть собак. Причем выбирали дворняжек – считалось, что они питаются на помойках и едят не все подряд, а отбирают. Сейчас в корейских ресторанах собак не готовят, но где-то на окраинах могут угостить любителя. Но это блюдо в Корее не популярно.

– Вы так вкусно рассказываете о прелестях корейской кухни. Зачем же тогда баранов разводите?

– Москва не Сеул. С баранами получилось все довольно смешно. У нас в гостях были друзья из Ставрополя, и они пошутили: «Вам бы сюда стадо барашков». Пошутили и забыли. Через несколько дней они прислали нам 19 баранов и одну козу. С козой справиться я не смогла и отдала ее в деревню бабушке, с баранами бы управиться… Каждое утро они уходят пастись, вечером возвращаются. Единственное сложное время в году – это после Рождества. Тогда у них начинаются роды, а рожают они очень тяжело, как люди. Я с ветеринарами караулю всю ночь: когда начнутся роды.

– Это тоже ваш бизнес?

– Хобби.

– И еще, наверное, хороший плов.

– Плов тоже. Неплохо, когда у тебя есть проверенное мясо. А какое харчо! Еще два раза в год – в мае и сентябре – стрижка. Я сама шерсть собираю, промываю от колючек и отдаю бабушкам в деревню.

– Глядя на ваш маникюр, в это верится с трудом.

– Это, извините, потому что время стрижки еще не наступило. Скоро мои руки будут совершенно другими. Я рада, что мой ребенок видит все это и знает цену этому труду. К тому же мы, городские, отвыкли от такой работы.

– Судя по всему, именно горожане – ваша публика?

– Моя публика – она от мала до велика. Знаете, почему? Потому что все люди верят в сказки. И даже вы верите. Не важно, богат человек или нет, но он пришел на мой концерт и увидел на сцене экшен, увидел сказочное действие. Я понимаю, что уровень образования упал, но мне стыдно гнать махровую попсу. Но ведь попса попсе – рознь. Недавно, например, я узнала, что сейчас популярна группа «Варавайки» – три девчонки, которые якобы сидят в тюрьме и поют песни на тюремные темы. На самом диске написано: «Каждый олигарх в нашей стране сидел». Представляете, что народ слушает?! Я процентов восемьдесят текста не поняла – наверное, потому, что не сидела. Чем, скажите, после этого можно привлечь зрителей?

– Судя по всему, подобным песням вы решили противопоставить собственное исполнение гимна России?

– Так получилось, что ребята с «Русского радио» предложили мне попробовать записать гимн: «Мы хотим его популяризировать, никто не знает его слов. Попробуй спеть так, чтобы слова дошли до сердца». Если честно, для меня это была сложнейшая работа. В какой-то момент я поняла, что записывать нужно совсем по-другому, и попросила переаранжировать гимн. Получилась рок-баллада. Теперь, когда я исполняю гимн России на своих концертах, люди плачут, слушая его. Самое интересное другое. Когда я стала петь гимн на экономическом форуме в Гштадте, люди в зале стали танцевать медленный танец. Потом ко мне подходили наши предприниматели и спрашивали: «А что это за песня красивая о России?»

– И все-таки не могу понять, что для вас ближе – Европа или Азия? Российские традиции или восточная философия?

– В русской философии есть много хорошего и глубокого. Она перекликается с восточной в главном: встать, идти и не сдаваться. Но у русских есть еще одна особенность – гостеприимство. Что бы ни говорили про то, что народ испортился и стал циничнее, русские всегда пригласят в дом, поставят чекушку и дадут колбасу с хлебом. Такого нет ни в одной стране мира. Восточная философия мне нравится тем, что она учит жить не только сегодняшним днем, нужно не забывать, что есть дети, которые идут после тебя, и важно, какое имя ты им оставишь, как оно отразится на них. Для меня одиночество – смерть. Знаете, корейские бабушки и дедушки имеют при себе маленький кусочек яда, он называется «ям-нам». Когда была маленькой, спросила у дедушки, зачем ему нужен ям-нам? Он ответил: «Самое страшное – быть обузой для близких». Тогда я ничего, конечно, не поняла. У меня был в жизни период, когда я полгода была прикована к постели с переломом позвоночника. Но если случится так, что я пойму, что мне не выкарабкаться из ситуации, то я сделаю «ям-нам».

– К слову, о вашей семье. Это правда, что ваша мама пострадала за поддержку академика Сахарова в 70-е годы?

– Мама была химиком, работала в НИИ, никогда лично она не знала Сахарова, но была, можно сказать, поглощена его идеями. Когда его клеймили врагом народа, она выступила в его защиту. За это ее упекли в психиатрическую клинику. Я тогда была очень маленькой, мне сказали: «Мама заболела». Она полтора года провела в строжайшей изоляции, к ней никого не пускали. Никто в семье долгое время не знал настоящей причины ее «болезни». Вокруг все думали, что она больная: как же так, все говорят, что Сахаров враг, а она говорит, что это не так? Для нас это было очень трудное время. Я училась в привилегированной школе в Кузьминках, куда попала, правда, совершенно случайно. Нас «простых» в классе всего трое было. Меня хотели отчислить, бывало даже, что умышленно ставили «двойки» и «тройки». Но мне повезло – меня очень любил директор, и он не стал меня отчислять, хотя в школу приходили запросы: отчислили или нет? Потом, когда мама вышла из больницы, она пыталась поехать к Сахарову в Горький, но ее снимали с поезда. Прошло время, и, только став взрослой, я стала понимать, что мама совершала некий подвиг, который в то время даже боялись оценивать. Но я никогда не забуду 1986 год. Как-то вечером мы с мамой сидели дома, смотрели новости по нашему старенькому черно-белому телевизору. Вдруг диктор сообщил о реабилитации Сахарова, о том, что Горбачев разрешил ему вернуться в Москву. Надо было видеть в тот момент маму! Она медленно встала, а из глаз катились большие-большие слезы... Знаете, меня очень трудно назвать легкоранимым человеком, но рассказывать об этом мне не хочется, потому что тяжело вспоминать это. Недавно меня приглашали на ток-шоу, где пытались выяснить: хорошо или плохо, что Горбачев начал перестройку? Честно говоря, я и сама не знаю, плохо это или хорошо. Знаю, что именно тогда моя мама была реабилитирована и для себя, и для семьи, и для всех.



Справка «НИ»

Анита ЦОЙ родилась 7 февраля 1971 года в Москве. После школы поступила на факультет дошкольного воспитания Московского педагогического университета, но затем перешла в Московский заочный педагогический институт. Позднее закончила Юридический институт при МГУ. Еще во время учебы познакомилась со своим нынешним мужем Сергеем Цоем, который много лет спустя стал пресс-секретарем мэра Москвы Юрия Лужкова. Музыкальное образование Анита Цой получила сначала в районной, а потом в Центральной музыкальной школе, а также на эстрадном факультете ГИТИСа. На запись первого диска заработала деньги сама. Для этого вместе с подругой организовала сеть фаст-фуда, торговала на рынке в «Лужниках». Первый альбом «Полет» вышел в 1998 году и получил высокую оценку критиков. В том же году Анита Цой стала лауреатом Национальной музыкальной премии «Овация» в номинации «Открытие года» (1998). В следующем была награждена за «Лучшее шоу года» (программа «Черный лебедь, или Храм любви», 1999). Заслуженная артистка России (2003).
  • процитировать в блоге
  • Нравится
 

Смотрите также:

 

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки, а также с увеличением попыток оставить на сайте Newizv.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция «Новых Известий» приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Newizv.ru, а также скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки. Редакция «Новых Известий» приносит читателям свои извинения.
 
Новости
 
   
 
 
Сергей ВОРОБЬЕВ
Лифт в будущее Владимира Евтушенкова
Виктор Матизен
Министр против культуры
Алексей Мажаев
Алло, мы ищем рейтинги!
Светлана РАТОКОВА
Привередливые беженцы
 
 
 
 
 
 
 
 
Информация
Журналы НИ
Архив журналов

© Правила использования материалов изданий ЗАО «Газета «Новые Известия».
При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на «Новые Известия» обязательна.
Данный сайт может содержать информацию, не предназначенную для лиц младше 18 лет.

Рейтинг@Mail.ru