Главная / Газета 26 Мая 2005 г. 00:00 / Культура

Михаил Поздняев

Что и требовалось...

shadow
Вчера в столичной гостинице «Ренессанс» прошла церемония вручения Российской национальной премии «Поэт». Как предсказывалось многими тружениками литературного фронта, диплом, нагрудный знак и денежное вознаграждение в 50 тыс. у.е. получил Александр Кушнер. Негласный титул «живого классика» обрел материальное воплощение.

Когда месяц назад было объявлено об учреждении РАО «ЕЭС России» Общества поощрения русской поэзии и Российской национальной премии «Поэт», которую оное Общество будет ежегодно присуждать, новость вызвала у людей, внимательно следящих за премиальными играми последнего десятилетия, кислые мины. Более всего смущало в сделанном объявлении то обстоятельство, что Общество-де создано «по инициативе группы литературных критиков и литературоведов». Любая групповщина в области изящной словесности предосудительна, поскольку чревата узкопартийными предпочтениями. А здесь все-таки речь о премии национальной. Прямой резон поинтересоваться: кто, собственно, избирал Попечительский совет Общества из десяти человек, получивших эксклюзивное право номинации (выдвижения на соискание премии)? Кто назначал исполнительным директором Общества главного редактора журнала «Знамя» Сергея Чупринина? Как случилось, что эти кадровые решения принимались «тихой сапой», без предварительного широкого обсуждения, на безальтернативной основе?

С одной стороны, хозяин – барин, и РАО «ЕЭС» имеет основания следить за показаниями своих «счетчиков» (читай Попечительского совета и по совместительству жюри). С другой стороны, к примеру, в почившей в бозе
Александр Семенович Кушнер отныне поэт с большой буквы и в кавычках.
shadow Академии русской современной словесности было впятеро больше действительных членов. Каждый год жюри премии Аполлона Григорьева, детища АРСС, избиралось путем вытягивания жребия из шапки, шляпки или кепки сменяемого президента Академии. Каждое следующее жюри по разбросу мнений не походило на предыдущее, равно как и список номинантов. Создавалась не иллюзия, но четкая видимость отслеживания текущего литпроцесса. Его текучесть отражалась и в том, что академики «жюрили» не более-менее заметные фигуры на доске, но сделанные ими за отчетный период – за все тот же календарный год – ходы.

Иное дело – премия «Поэт». Согласно статусу, ею «могут быть награждены только ныне живущие поэты, пишущие на русском языке, безотносительно к их национальности и месту проживания. Премия может быть присуждена одному лицу только один раз. Разделение премии между двумя или более лауреатами и присуждение посмертно не предусматриваются».

Вроде все понятно. И ничего не понятно. То есть я согласен с одним из членов Попечительского совета, горячо мною любимым критиком Андреем Немзером: «По-настоящему крупных поэтов, тех, что независимо от наличия-отсутствия премий вошли в состав воздуха русской словесности, тех, без кого не помыслишь нашей великой поэтической традиции, конечно, немного (так никогда не бывает), но и не так уж мало (по моим личным ощущениям не меньше десяти)». Есть из кого выбирать – стало быть, и интрига (то есть самое главное) у новой премии есть. И «десятка» Андрея Немзера может практически не совпасть с «десяткой» профессора МГУ Владимира Новикова. Одному люб Тимур Кибиров, другому Геннадий Айги. Но тут как раз руками господ попечителей и заложена мина, подрываться на которой они приговорены каждый год – сколько просуществует премия «Поэт». Потому что спорить им придется не о том, хороши или плохи стихи Айги или Кибирова, а о том, насколько внушительно тот или иной лауреат будет смотреться рядом с теми, кому по уставу премия не может быть присуждена посмертно. Рядом с Пушкиным и Бродским. Кушнер – очень подходящая «для затравки» кандидатура. С Иосифом Александровичем Бродским был дружен, с Александром Сергеевичем Пушкиным Александр Семенович Кушнер и подавно рифмуется (что когда-то подметила в язвительной песенке Вероника Долина). И спорить неохота, и никуда не денешься – так все и было задумано любителем стихов А.Б.Чубайсом.

«Ездой в незнаемое» назвал поэзию Маяковский. Премия «Поэт» – заведомая «езда в предсказуемое». Последнее обстоятельство не должно огорчать истинных любителей поэзии, сознающих, что уж их-то любимцам диплом, нагрудный знак и 50 тыс. у.е., что называется, в жисть не светят.

Потому что поэт в России – он все-таки больше, чем «Поэт».


Опубликовано в номере «НИ» от 26 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: