Главная / Газета 19 Мая 2005 г. 00:00 / Культура

Дефиле минувших дней

На фестивале в Каннах симпатии публики и жюри резко разошлись

ЕВГЕНИЯ ТИРДАТОВА, Канны

Каннский кинофестиваль неумолимо движется к финалу. Именитые гости со всех концов мира все чаще мелькают на Круазетт. Шокирует своим новым имиджем помолодевшая кинозвезда Шэрон Стоун. Актер Джеки Чан прохаживается по Круазетт в обществе восточных красоток. Режиссер Ларс фон Триер читает лекции о вреде расизма. В кулуарах тем временем критики и жюри наперебой спорят о претендентах на главный приз фестиваля – Золотую пальмовую ветвь.

Джеки Чан появился в свете в обществе звезды корейского кино Хе-Сеон Ким (слева) и индийской актрисы Маллики Шерават.
Джеки Чан появился в свете в обществе звезды корейского кино Хе-Сеон Ким (слева) и индийской актрисы Маллики Шерават.
shadow
Если в предыдущие 11 месяцев на набережной Круазетт кроме русских туристов и эмигрантов (их на Ривьере официально более 5 тысяч) почти никого не встретишь, то сейчас здесь гостят представители всего мира. То и дело натыкаешься на киногероев всех стран и мастей. Скажем, вчера столкнулась с любимцем россиян Пьером Ришаром – тем самым «блондином в желтом ботинке». Правда, здесь он не выглядит чудаком – в смокинге и белоснежном шарфе главный французский комик отправлялся на вечерний фрачный прием в отеле «Грей Альбион». Он рад встрече с россиянами и приглашению своих давних казахских друзей на фестиваль «Евразия». На казахский подарок (основательный кусок конины) он улыбается: «Лошадь? О, спасибо, я пробовал, это очень вкусно». Встреча с неуловимым в Европе режиссером Полом Верховеном по поводу его приезда на Московский кинофестиваль оборачивается долгим обсуждением его нового проекта фильма по Борису Акунину. Звезды ранга Шарон Стоун на улице появляются лишь в сопровождении охраны (кинодиву даже здесь преследуют фанаты). Богатые соотечественники Стоун прибывают сюда водным путем. Многочисленные американские яхты, образующие полукруг рядом с Дворцом фестиваля, – часть кинорынка, где предлагают новые премьеры, знакомят с особенностями национальной кинокухни и заключают многомиллионные сделки. Мейджоры организуют свои офисы в номерах крупных отелей на Круазетт – «Мажестике», «Карлтоне». Каннские аборигены с
Шэрон Стоун сменила имидж.
shadow удовольствием рассказывают приезжим знаменитостям легенду о том, что купола отеля «Карлтон» (напротив Дворца фестивалей) архитектор ваял с бюста своей любовницы-куртизанки. Впрочем, местных жителей в мае не так уж и много – они предпочитают сбегать из дому за город или берут отпуск на время фестивального столпотворения.

Каннский конкурс этого года полон воспоминаний о том, как славно начинали здесь сегодняшние мэтры режиссуры Эгоян, Джармуш, фон Триер, Вуди Аллен. Выбор картин в этом году, как и предполагалось, стал скорее звездным режиссерским дефиле, чем открытием имен, направлений, тенденций. Несомненно, узнаешь типичного героя Джима Джармуша в Билле Маррее из фильма «Сломанные цветы». Невозмутимого, молчаливого, чуть усталого. Со своей житейской философией и некоторой отстраненностью от мира. Получив анонимное письмо от одной из своих бывших возлюбленных о том, что у него, оказывается, есть сын, он отправляется на его поиски. Начинается долгая дорожная история. Следуют одно за другим свидания с прошлым – грустные, ностальгические, чуть меланхолические – с Шэрон Стоун, Джессикой Лэнг, Тилдой Суинтон и прочими бывшими девушками из донжуанского списка, которые ничего ни в беспутной жизни героя, ни в фильме не проясняют. И не добавляют ничего нового к тому, что уже сделал в кинематографе Джармуш. Так же, как не добавил ничего неожиданного к своему славному прошлому канадец Дэвид Кроненберг в «Истории насилия».

Что касается «Мэндэрлея» Ларса фон Триера, второго фильма трилогии датского режиссера об американской жизни, то он не вызвал больших эмоций у публики. Для того чтобы разоблачить американский расизм, Триеру ехать за океан снова не пришлось, достаточно было сконструировать Америку на сцене, разделить ее на клеточки, написать на полу корявым почерком, кто есть кто. Триер прочитал с экрана лекцию о том, что обижать негров нехорошо, и философски заметил: не делай добра, не получишь зла.

Гораздо интересней было поглядеть на «Ребенка» братьев Дарденнов, где неплохой, но совершенно инфантильный парень не работает из принципа, потому что считает, что вкалывают только дураки. Герой слоняется по улицам, любит девушку. Та рожает от него ребенка, которого он официально признает не потому, что хочет исполнить отцовский долг, а потому, что любимая так сказала: давай, мол, зайдем в ратушу, кое-что надо сделать. Чувство ответственности перед ней и перед ребенком, так же как и чувство социальной ответственности, у парня на нуле. Он продает ребенка. Не потому что злодей, просто деньги были нужны, просто «не подумал» (можно ведь сделать другого). Но раз ты, милая, расстраиваешься, верну тебе этого. Впрочем, шансы «Ребенка», «Сломанных цветов» и даже «Мэндэрлея» на главные каннские награды сегодня не велики. Пока критики называют главным фаворитом конкурса фильм «Запрятанное» Михаэля Ханеке. Члены жюри по слухам главные ставки делают на японскую картину «Тычки» Масахиро Кобаяши. Так что безусловных фаворитов у фестиваля пока нет.


Опубликовано в номере «НИ» от 19 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: