Главная / Газета 11 Мая 2005 г. 00:00 / Культура

Пародия на классику

Москва пополнилась новой порцией советских памятников

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Празднование 60-летия Победы стало еще одним бенефисом Зураба Церетели и возродило самые худшие черты советского стиля в оформлении города. Пытаясь возродить высокий стиль, в Москве в очередной раз создали пародию на высокую классику.

Москвичи так и не поняли, что за пальмы выросли на Поклонной горе.
Москвичи так и не поняли, что за пальмы выросли на Поклонной горе.
shadow
За два месяца до праздничных торжеств оргкомитет по подготовке Дня Победы провел конкурс на дизайнерское оформление города. Почти одновременно с этим состоялся открытый всероссийский конкурс на лучший проект мемориального ансамбля (памятных стел) на Поклонной горе. Итог и того и другого конкурса был заранее предсказуем, и его уже успели оценить все москвичи и гости столицы. С одной стороны, это был стандартный набор символики, залежавшейся с советских времен, с другой – бронзовые изваяния Зураба Церетели.

Основным подрядчиком праздничного оформления города выступало ОАО «Мосгорреклама», которое решило украсить Москву в стиле орденских лент (за основу взята георгиевская ленточка). Общая сумма оформления составила 150 миллионов рублей (абсолютный рекорд за все годы со времен перестройки).

Главный упор сделан на многочисленные знамена черно-оранжевых цветов, которые аранжировались в виде победных звезд. Оформители сильно боялись обвинений в симпатиях к коммунистам (впрочем, совсем избежать их не удалось, многие офисы самостийно развешивали красные стяги). Но в итоге весь город стал похож на большую ярмарку. Особенно ярмарочная избыточность бросалась в глаза на площади Белорусского вокзала. Кстати сказать, Белорусский вокзал, где закончился
Памятник Сталину, Черчиллю и Рузвельту все же воздвигли в Москве – в саду «Эрмитаж», из песка.
shadow ремонт буквально за ночь до начала торжеств, возвратил себе на цоколь огромный разноцветный герб Советского Союза. Этот герб красноречивей всех других задумок «Мосгоррекламы» говорит об общем стиле праздника.

Однако временное бумажно-полотняное украшение Москвы никак не могло перекрыть главных праздничных объектов – памятников Зураба Церетели. Здесь приходится еще раз вспомнить о мартовском конкурсе на центральный памятник к 60-летию Победы. Судя по условиям, этот конкурс оказался формальным: ведь изначально требовалось сделать монумент на Поклонной горе (старой вотчине Зураба Церетели), и монументом должны были стать стелы в честь заслуг десяти фронтов и трех флотов, участвовавших в Великой Отечественной на завершающем этапе. Иными словами, участникам конкурса нужно было сделать то, что еще до конкурса предложил сам Зураб Церетели. Вполне естественно, что именно он вместе с любимым архитектором мэра Михаилом Посохиным и довел свой проект до конца. В качестве бонуса к стелам неистовый Зураб в присутствии президентов России и Франции открыл еще у гостиницы «Космос» давно готовую восьмиметровую статую Шарля де Голля.

Пятнадцать бронзовых колонн на Поклонной горе стоят на двухметровых гранитных основаниях и увенчиваются, как гласит официальный сайт скульптора, «торжественной композицией из флагов». На каждой из стел – рельефная табличка с обозначением фронта (10 стел), флота (3 стелы); кроме того, одна из стел посвящена партизанам и подпольщикам, а другая – труженикам тыла. Сказать откровенно, эти триумфальные колонны совсем не рождают ощущения торжественного шага или неторопливого шествия к Музею военной истории (именно для этого они и задумывались). Среди первых зрителей появилось даже прозвище нового произведения – стамески. Эти несуразность и излишняя декоративность (если не сказать муляжность) особенно бросились в глаза, когда во время праздничных дней вокруг колонн повырастали пестрые палатки и лотки.

Поразительно, как последние творения Церетели вписываются в новую идеологию. Президент Академии художеств возрождает как раз сталинскую роскошь: его знамена на стелах сразу напоминают оформление сталинских высоток (те же стяги и звезды), а форма колонн – явно из императорского Рима. Но в то же самое время соединение древнеримской триумфальной колонны и советских военных украшений (лент и знамен) дает обратный эффект: вместе они выглядят как цветочные вазы или пальмы на французской Ривьере. Впрочем, в сталинские времена также любили рога изобилия и вазы, наполненные дарами природы. Теперь ансамбль Поклонной приобрел все грани постсоветского искусства Церетели: здесь имеются его античные скульптуры (Ника), православные постройки и сталинско-имперские колонны.

Тот же Зураб Церетели надеялся поставить на горе еще один свой монумент – тройку лидеров Второй мировой (Сталин, Черчилль и Рузвельт), – который он предлагал то Ялте, то Волгограду. «Тройка» предлагалась и Москве, но столичные власти не захотели скандала и
Главное достоинство памятника воинам антигитлеровской коалиции – точность в изображении экипировки.
shadow заменили Сталина другой скульптурной композицией. Она посвящена воинам стран – участниц Антигитлеровской коалиции. Монумент работы Михаила Переяславцева, Александра Кузьмина, Салавата и Сергея Щербаковых представляет четырех солдат (советского, британского, французского и американского), выстроенных в одну линию. Единственное, что интригует во всей этой не слишком изобретательной группе, – точное повторение экипировки воинов разных стран времен Второй мировой.

Ситуация с нынешними военными памятниками как ничто другое иллюстрирует главную проблему московских монументов. В попытках возродить высокий стиль (будь это древнерусский или советский) московские архитекторы и скульпторы, как правило, создают лишь пародию на высокую классику. Неудивительно, что в этом плане идеальная фигура – Зураб Церетели, начинавший в 70-е годы, когда советский стиль дал сильную трещину и требовалось немедленно «обогатить» его новыми эффектами. «Новые Известия» уже писали о лучших памятниках 50–60-х годов ХХ века, в которых сочеталась монументальность, суровость и сила эмоций без лишнего форсирования реалистичных деталей (как раз тогда набирал силы «суровый стиль»). Сегодня, наоборот, главный упор – на исторические детали и пышность. Возможно, когда-нибудь потомками это будет расценено как пришествие нового стиля. Не исключено, что его будут называть «новорусско-имперский стиль». Тогда точно в число образцов этого направления встанет еще один памятник, который через день-два откроется напротив храма Христа Спасителя – монумент императору Александру Второму.




Скромное обаяние Сталина

Опубликовано в номере «НИ» от 11 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: