Главная / Газета 7 Апреля 2005 г. 00:00 / Культура

Якутский абсурд

Саха-театр привез в Москву свою версию знаменитого «Макбета»

ОЛЬГА ЕГОШИНА

Саха-театр – частый гость «Золотой маски». В этот раз он привез работу молодого режиссера Сергея Потапова – спектакль «Макбет» по Эжену Ионеско. Ученик Марка Захарова, Потапов превратил убийцу Макбета в человека-муху, а бал духов умерших – в дискотеку.

Бравый сибирский Макбет.
Бравый сибирский Макбет.
shadow
В «Макбете» якутского Саха-театра точно пойман качающийся страшноватый ритм французского абсурдиста и его стебная интонация в обрисовке выродившегося мира. Переосмыслив шекспировский сюжет, Ионеско создал «перевернутый мир», где правят ведьмы, где нет воздаяния и награды, деления на «плохих» и «хороших». Сергей Потапов разбавил мрачную пьесу Ионеско грубоватыми площадными шутками, вставными номерами-фарсами. Его злодеи ведут себя по-клоунски раскованно: рыгают, делают непристойные жесты, плюются и с трудом удерживают тошноту. Король Дункан (Иннокентий Дакаяров) противен не меньше, чем восставшие против него таны Кондор (Дмитрий Шадрин) и Гламисс (Геннадий Турантаев). А гармонист Банко (Алексей Егоров) столь же неразборчив, как целеустремленный Макбет (Петр Баскаев).

Сценограф – недавний выпускник ЛГИТМИКа – Михаил Егоров создал на сцене страшноватый темный мир-цирк резвящихся ведьм-шаманок. Они кружатся по сцене, визжат, ворожат. Взмах белой простыни – и на месте седой старухи молодая красавица. Еще взмах – взамен красавицы – старуха. Ведьма-оборотень легко принимает облик красавицы леди Дункан (Ильяна Павлова), обольщает только вышедшего из битвы солдата Макбета (Петр Баскаев) и уговаривает, подбивает его на убийство короля. Бравый солдат в короткой шотландской юбочке и тяжелом шлеме с забралом, Макбет откликается на женскую ласку, как на удар тока. Он соглашается на все ради ласковых рук. Трое заговорщиков – жена и двое приближенных – режут Дункана исключительно из благородных соображений: чтобы спасти яйца кур, сало свиней, рекрутов и пригожих девиц. Макбет заодно убивает ударом ножа в шею и друга Банко. Для приближенных на пиру все равно, кто занимает тронное место: поворотясь спиной, придворные покажут залу белые одинаковые маски, надетые на затылки. Победитель Макбета Макдуф превращен в якутском спектакле в человека-муху – тонкие крылышки за спиной, полупрозрачное трико. В тронной речи он расскажет о себе такие ужасы и пообещает стране такие бедствия, рядом с которыми правление Макбета покажется райским сном. А в финале духи убитых устроят развеселую дискотеку.

«Макбет» открывает в эпическом репертуаре Саха-театра какую-то новую, «молодежную» линию. А сам Сергей Потапов, вернувшийся из столицы на родину, сейчас мечтает о постановке в Саха-театре «Персов» Эсхила и «Трех сестер» Чехова.


Опубликовано в номере «НИ» от 7 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: