Главная / Газета 30 Марта 2005 г. 00:00 / Культура

Илья Эппельбаум

«Хочу создать мастерскую театральных идей»

АЛЕКСЕЙ ГОНЧАРЕНКО

Почти пятнадцать лет назад Илья Эппельбаум совместно с женой Майей Краснопольской основал первый в России семейный театр «Тень». На сцене его кукольного театра ставятся оперы, драмы, в качестве режиссеров работают Анатолий Васильев, Тонино Гуэрра, Петр Фоменко. Сейчас обдумывается проект приглашения Николая Цискаридзе. А в этом сезоне Эппельбаум увлекся идеей спектакля для одного зрителя. В своем интервью «Новым Известиям» он рассказал о своих новых идеях и об идеях вообще.

shadow
– Как возникла идея спектакля для одного зрителя и почему вы замахнулись сразу на Библию?

– Эта идея у меня родилась около года назад. Я придумал поставить спектакль в спичечном коробке и довольно долго искал материал, на котором можно его сделать. И первая работа – «Томас» – получилась случайно. Но на самом деле это только прикидка, что еще можно с этим сделать. Мы уже договорились с Анатолием Васильевым о спектакле в спичечных коробках. Актер и зритель не будут один на один, а будут, например, шесть актеров и шесть зрителей. У каждого актера – свой коробок. Единственное, что Васильев сразу предложил, и я принял эту идею – поставить Библию. Я очень обрадовался выбору Васильева. Вообще Библию в театре поставить невозможно, а если и возможно, то только таким способом: крошечные куклы. Мы долго искали, какой фрагмент выбрать, и решили, что это будет Апокалипсис.

– Теперь вы сосредоточитесь только на спичечной истории или есть какие-то еще проекты?

– Для нас самый интересный проект – «Лиликанский музей театральных идей». В ближайшее время мы должны доделать «Фауста», начатого Петром Фоменко. Также в этом году мы хотим поставить первый балет в Лиликанском театре. Это специально написанный балет, который будет называться «Полифем», или «Смерть Полифема». Древнегреческая тема для балета, как мне кажется, очень подходит. Танцевать великана Полифема будет настоящий великан. Одиссея и других будут играть лиликаны, а Полифема – Николай Цискаридзе. То есть на сцену будет попадать то одна его нога, то вторая, но на то он и великан.

– «Лиликанский музей театральных идей» – замечательное название. Вы, правда, фонтанируете неожиданными идеями.

– Я делю любой творческий процесс на две стадии. Есть начальная стадия, когда закладывается первоначальная идея. Этой стадии может не существовать, потому что идея может быть заимствована. Идея может быть хороша, а исполнение плохое, и в результате произведение не получается. Для меня очень важна первая часть. Я очень люблю придумывать и, честно говоря, не очень люблю исполнять. Кстати, если говорить еще о планах, я пытаюсь создать некоторое виртуальное учреждение, если можно так сказать, в котором пока участвую я один, – мастерскую театральных идей. Куда режиссеры разных театров могут обратиться, чтобы купить некую идею, которую можно использовать в своей постановке.Меня в последние годы стали приглашать на постановки на стороне и как художника, и как режиссера. Я этого не очень хочу и раньше отказывался. А в последнее время я придумал такую отговорку. Есть то, чем мне интересно заниматься даже на чужой площадке, а именно прописывать концепцию спектакля. Дальше я не хочу влезать в воплощение: мастерские, завпосты, дирекция, бухгалтерия… Мне хочется, чтобы такая творческая деятельность – «генерирование идей» приобрела какой-то статус. Ведь эта часть профессии, как мне кажется, главная. Представляете, сколько бы получил Станиславский или его потомки, если бы за идею стали платить деньги?


Опубликовано в номере «НИ» от 30 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: