Главная / Газета 18 Марта 2005 г. 00:00 / Культура

Владимир Шахрин

«Мы не превратились в буржуа»

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

В эту пятницу знаменитая екатеринбургская рок-группа «Чайф» отмечает свое 20-летие концертом в столичном спорткомплексе «Олимпийский». Накануне выступления лидер коллектива Владимир ШАХРИН ответил на вопросы «Новых Известий».

shadow
– В этом году вы отмечаете юбилей группы. Какую конкретно дату вы считаете своим днем рождения?

– День рождения «Чайфа» мы всегда отмечаем 29 сентября, и непременно в Екатеринбурге (в Москве мы лишь начинаем юбилейный тур по стране). Дело в том, что 29 сентября 1985 года состоялся первый концерт группы. Тогда публика впервые узнала о существовании «Чайфа». А вообще-то с Володей Бегуновым (гитарист «Чайфа». – «НИ») вместе играем уже почти 30 лет, но вначале это был просто школьный ансамбль, потом студенческий. Играли на танцах – репертуар на 90 процентов состоял из западных шлягеров. Нам до сих пор нравится, когда люди танцуют на наших концертах.

– Двадцать лет назад вы стали не просто группой «Чайф», но и частью российского рок-движения. Что для вас значит рок-н-ролльный дух? Он вообще жив?

– Рок-н-ролльный дух жив и сейчас. Но тогда наша жизнь за сценой казалась интереснее самих выступлений. Ну что концерт? Звук – отстой, аппарат – отстой, играем фигово... Романтикой были гастроли, знакомство с группами, ночевки... Недавно мы в очередной раз выступали в Перми. Нам там подали шикарные микроавтобусы. Один под аппаратуру, другой для нас, в третью машину можно было шапку положить. И сидя в этом пафосном авто, я вспоминал, как мы вместе с «Наутилусом» туда приезжали в 86-м году. Зимой пешком шли с инструментами, сидели на квартире у нашего друга, слушали музыку, обсуждали последние альбомы, пили яблочный ликер или еще что-то. Потом по трамвайным путям опять же пешком добирались до зала, где надо было играть (почему не на трамвае ехали, уже не помню). Отыгрывали и убегали туда, где выступал «Наутилус», чтобы показать людям, как нужно поддерживать музыкантов. Показывали, что можно вставать с кресел, подпевать, аплодировать. Время было чудесное. Сейчас мы, конечно, обуржуазились. Но с другой стороны, наверное, это нормально. Если в 45 лет быть панком и ночевать на вокзале, люди скажут: «Ты не панк, а просто неудачник. И все, что ты делаешь, ты делаешь плохо, если это не приносит никаких результатов». По-моему, Сит Вишес (один из отцов панк-рока, бас-гитарист группы «Секс Пистолс». – «НИ») сказал, что панком можно быть до 24 лет, потом ты должен перестать быть панком или умереть.

– То есть сегодня «Чайф» – команда конформистов?

– Нет-нет, мы, конечно, обуржуазились, но не превратились в буржуа. Частенько берем своих жен и улетаем на неделю в Италию или в Англию по турпутевке. Отели три с половиной-четыре звезды, ничего особенного. С удовольствием ездим на метро по тому же Лондону или Парижу. Где-то можем и шикануть... По крайней мере питаемся не в «Макдоналдсе», а в итальянском ресторане, но ведь это сейчас не признак роскоши. На лыжные курорты не ездим, дорогих машин не покупаем.

– Зато вы были на последнем экономическом форуме в Давосе. И, между прочим, сказали там «программную фразу», что у русского искусства есть не только лицо...

– Была пресс-конференция, где выступал танцовщик Николай Цискаридзе. Когда спросили о том, почему на Давос позвали солиста Большого театра, Николай сказал: «Но это же естественно, мы же все-таки лицо российской культуры». А я сказал: «Мне приятно, что наконец зарубежной аудитории покажут не только лицо, но и другие части тела российской культуры».

– Вы говорили, что успех песни «Аргентина–Ямайка» оказался для вас неожиданным. После этого «Чайф» стали прочить в авторы футбольных гимнов. Вы сами-то футболом увлекаетесь, следите за матчами? За кого болеете?

– Не сказал бы, что пристально. У нас после этой песни все стали спрашивать футбольные прогнозы. Когда хорошая игра, я с удовольствием смотрю, а когда играют скучно, выключаю. Люблю наблюдать за матчами английской премьер-лиги... В чем феномен этой песни, почему она людям понравилась, я не знаю. Может быть, все дело в том, что спортивные песни в основном о радости побед, а здесь вдруг о переживании поражения. Кстати, в «Аргентине–Ямайке» про футбол не было ни слова. Точно так же это могло быть и водное поло. Впрочем, вся история, от первой до последней строчки, реальна. Дело было на чемпионате мира во Франции в 98-м году. Я там просто туристом отдыхал, ни на один матч не сходил. Но зато увидел болельщиков – аргентинцев и ямайцев, которые на площади Трокадеро так по-разному реагировали на результат: радовались и переживали, а потом вместе объединились под ямайские ритмы. Грустящие ямайцы вместе с аргентинцами отплясывали, махали своими белыми платками… Колорит у этого карнавала был сумасшедший, все эти взрослые пьяные мужики с флагами и дудками – зрелище не для слабонервных.

– Владимир, вас не смущает, что сегодня на пятки старой рок-гвардии наступает совсем не похожая на вас молодежь? Сегодня, к примеру, все обсуждают Земфиру с ее новым альбомом. Вы, кстати, его не слышали?

– Не слышал и, если честно, не очень понимаю ажиотажа вокруг Земфиры. На мой взгляд, происходит переоценка значимости этой певицы. Она, безусловно, очень талантливая девочка, пишет хорошие мелодии и очень хорошо поет. Но когда говорят, что мы живем в эпоху Земфиры, что она Ахматова наших дней... Думаю, это уж слишком. Два последних альбома Гребенщикова на три головы выше альбомов Земфиры – по поэзии, по аранжировке, по тому, как это звучит. Я вчера слушал его «Песни рыбака», и у меня было желание набрать номер и сказать: «Боря, спасибо, что ты есть, мне так хорошо»... Потом передумал. Вдруг он решит, что мне что-то надо от него, что я хочу денег попросить.

– А за тем, что происходит на поп-фланге, вы следите? Вы следили за выборами нашего представителя на «Евровидение» или вам это не интересно?

– Я, конечно, специально не следил, но информации было много. Слышал, что какая-то девочка из какой-то «фабрики» поедет, и она из Белоруссии. Наверное, это просчитанный шаг, ведь если Россия за нее проголосует, то и Белоруссия проголосует, а так как она не из России, то и Украина с Молдовой еще, и другие тоже. И дружба народов победит. Но это ведь просто телевизионное шоу, не более. Кстати, на поп-сцене, мне кажется, на данный момент ситуация интереснее, чем в рок-н-ролле. Новых качественных исполнителей поп-музыки гораздо больше. А на рок-сцене достаточно удручающее зрелище. Я прослушал сотни демо-записей за последний год, и было всего три или четыре песни из тысячи, которые меня зацепили, от которых побежали мурашки по коже. Одна песня нашей уральской «Сансары», одна – «Кедры-выдры», еще песня рэп-коллектива Big Black Boots из Москвы и песня группы из Алма-Аты «Аномалия». Все остальное – такая нивелированная, ровная, неинтересная музыка, в той или иной степени вариации на ансамбль «Звери». Я не хочу сказать, что это плохо, но когда я в Свердловске впервые услышал «Невидимку» «Наутилуса», волосы дыбом встали. Тем более когда я понимал, что это было сыграно и записано на аппаратуре стоимостью 40 долларов. Я недавно первые записи «Чайфа» прослушал. Да, плохо сыграно, нечеловечески плохо. Но это было интересно, не похоже на то, что делали другие, ни по звуку, ни по тексту, ни по подаче, и в этом было столько энергии и желания!

– Владимир, и все-таки как вы собираетесь отмечать собственный юбилей в Москве? Кого приглашаете?

– Нам было бы проще отметить юбилей, собравшись у меня дома, хорошенько выпив и закусив. Но этот концерт, посвященный 20-летию, мы делаем для публики. Мы много думали о том, каким сделать этот концерт, кого пригласить. Но потом поняли, что если бы хотели видеть юбилейный концерт, скажем, U2, то было бы неинтересно слушать каких-то непонятных людей. Интересно послушать самих U2, притом их лучшие песни. Поэтому мы решили, что не будет специально приглашенных гостей, ведь на сцене будет группа «Чайф». У нас есть веховые песни, эдакие верстовые столбы нашего творчества. Вот по этим верстовым столбам мы и пройдемся. Никаких репертуарных неожиданностей. В «Олимпийский» придут люди, которые, может быть, не все наши песни знают и ходят раз в пять лет на юбилейный концерт группы. Это нормально, мы к ним с уважением относимся.



Справка «НИ»

Владимир ШАХРИН родился 22 июня 1959 года в Свердловске. В 1978–1980 годах служил в пограничных войсках. В 1981 году окончил Свердловский строительный техникум. В 1981–1988 годах работал монтажником в СУ № 20 Свердловского домостроительного комбината. Играть на гитаре и петь начал в школьные годы. В 1985 году вместе с одноклассником и сослуживцем Владимиром Бегуновым организовал рок-группу «Чайф», руководителем, вокалистом и гитаристом которой является до настоящего времени. На счету группы около двадцати альбомов. Она участвовала во многих рок-фестивалях, в том числе «Единый мир», «Рок против террора», «Аврора», «Максидром», «НАШЕствие», «Крылья» и др. «Чайф» был инициатором движения «Рок чистой воды», объединившего музыкантов Урала, Поволжья, Москвы и Ленинграда.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: