Главная / Газета 28 Февраля 2005 г. 00:00 / Культура

Танцы у станка

В новой премьере Большого театра пляшут роботы, водолазы и пароходы

МИХАИЛ МАЛЫХИН

Танцевальным спектаклем «Болт» главный театр страны увенчал антологию произведений Дмитрия Шостаковича на своей сцене. От балетмейстера Алексея Ратманского, дерзнувшего возродить провальный спектакль 1931 года, все ожидали модную советскую агитку, а получили абсурдистскую драму с авангардной хореографией.

Фото ИТАР-ТАСС
Фото ИТАР-ТАСС
shadow
Когда занавес открылся – публика оцепенела. Шесть гигантских роботов тихо кружили под музыку Шостаковича в полумраке пустой сцены, сверля взглядами прожекторов перепуганный партер. Если бы за неделю до премьеры театр не предупредил на своих афишах об этой экстраординарной придумке сценографа Семена Пастуха, в зале начались бы обмороки. По крайней мере сам Шостакович, доживи он до 100 лет, не узнал бы свой балет о рабочем-вредителе, воткнувшем в станок болт.

Вслед за роботами на сцену высыпали мальчики и девочки в коротких штанишках, чтобы под команды дирижера Геннадия Рождественского исполнить «производственную гимнастику». Далее «чудеса» росли, как снежный ком. На сцену выдвигалась «администрация завода», митингуя и крича на весь Большой театр о «смычке искусства и производства» и о «пятилетке в четыре года». Пьянчуги плясали в баре танго с официантками, а комсомольцы пытались вытащить из пут полусвета бывшего друга. В финале неисправимого вредителя производства под бравурную музычку весело расстреляли и утащили за кулисы. На месте расправы потом бодро плясали люди-пароходы, водолазы, пожарные, энкавэдэшники и военные в противогазах.

Зная о страсти Ратманского к современному танцу, гвардия старушек балетоманш не решилась прийти на премьеру. Впрочем, зря – сложнейших танцевальных ансамблей и дуэтов в постановке тоже хватало (наверняка всю эту роскошь растаскают на самостоятельные концертные номера). Вместо советского китча (который в последние годы стал самым модным направлением практически во всех видах российского искусства), Большой театр получил китч абсурдистский – дорогой и пестрый. Наверняка этот спектакль вскоре захотят увидеть на своей сцене Гранд-опера и Ковент-Гарден, ведь Шостакович сегодня сам по себе – советский китч. Конъюнктура музыкального рынка в мире такова, что о современной музыке России теперь судят лишь по двум именам – Прокофьева и Шостаковича. Постановку антологии опер Прокофьева недавно завершил Мариинский театр. Его конкурент – Большой – сделал ставку на Шостаковича. Буквально за последние пару лет ГАБТ поставил у себя оперу «Леди Макбет Мценского уезда», балет «Светлый ручей» и теперь вот «Болт» (балет «Золотой век» в постановке Юрия Григоровича вернут в репертуар в следующем году, а оперу «Нос» показывали в концертном исполнении). Что же до рядовых зрителей, далеких от театральных стратегий, то им новый спектакль наверняка придется по душе – особенно детям. По крайней мере, как стало известно «Новым Известиям», маленькому сыну хореографа Алексея Ратманского – Василию – роботы очень понравились. А вот расстрел (несмотря на веселую музыку) ребенка чуть не довел до слез: «Наверное, его жена плакала», – сказал маленький Вася своей маме – Татьяне Ратманской, также работавшей над постановкой.


Опубликовано в номере «НИ» от 28 февраля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: