Главная / Газета 3 Февраля 2005 г. 00:00 / Культура

Зураб Церетели

«Греки проспали моего Колосса»

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

«Новым Известиям» удалось получить список будущих творений самого известного в мире российского монументалиста Зураба Церетели. В багаже мастера сегодня 35 проектов для различных городов и стран. По просьбе нашего корреспондента мэтр прокомментировал свои планы и высказался по поводу ситуации, сложившейся вокруг установки памятника Рузвельту– Черчиллю–Сталину.

shadow
– Зураб Константинович, могли бы вы сказать, какие ваши архитектурные памятники появятся в Москве в ближайший год?

– Откуда я знаю, я же не главный архитектор. Я знаю только, что работы у меня по горло: буду заниматься своей галереей, Академией художеств, у нас филиалы на Урале и Дальнем Востоке. А насчет того, что поставят в Москве, – это не ко мне вопрос. Я делаю то, что меня просят сделать. Вот сейчас делаю стелы для Поклонной горы.

– Как родилась идея памятника Черчиллю–Рузвельту–Сталину для Ялты?

– Украина меня попросила. Я никогда вождей не рисовал, и это было первый раз, когда я обратился к этой теме. Все думал про себя: получится или не получится? Я сделал три варианта, и им больше понравился тот, где они сидят. Статуи в человеческий рост – два на три метра. Скоро полечу на завод обрабатывать скульптуры, которые уже отлили. Если все выйдет хорошо, поставлю. Нет – не поставлю. Здесь я хотел передать сложные характеры – ведь между ними были очень напряженные отношения.

– Сегодня о Ялтинской конференции много спорят как историки, так и политики. Как вы сами относитесь к событиям тех лет и роли в них вождей трех стран?

– Все-таки мне странно слышать подобные суждения и тем более вопросы. Вы живы – и этим им обязаны.

– Но ведь именно они разделили Европу?

– Ну а теперь ее снова соединили.

– Слышали ли вы что-нибудь о протестах крымских татар, недовольных тем, что будет поставлен памятник Сталину?

– Ничего об этом я не слышал и никаких писем не получал. Можно убрать Сталина, но тогда будет пустое место. Можно вообще три пустых стула поставить. Кому это нужно? Я художник, и мне нравится описывать факт, как он был. Я делаю искусство для искусства. Когда сняли скульптуру Дзержинского, я считал, что это неправильно: в плане искусства это прекрасная статуя. Так и здесь – нужно, чтобы было реалистично.

– Как обстоят дела с памятником для Беслана?

– Пойдите и посмотрите у меня в галерее его макет. Я захотел показать детей, которые недоиграли в свои игрушки и улетают в небо как ангелы. Будем теперь его устанавливать.

– Многие из ваших проектов пока не установлены. Вы хотели к Олимпийским играм сделать для Греции огромную статую Колосса. Этот проект еще актуален?

– Как говорится, где больше солнца, там больше спят. Греки памятник проспали. Теперь вот китайцы хотят что-то сделать. Хотят что-нибудь установить – буду для них делать. Вы понимаете, все хотят все сделать без трудов, чужими руками. Но у меня сейчас более серьезные работы. Вообще для художника очень важен тонус: как только возникает какая-то пауза с проектом или в прессе появляются плохие отзывы, тут же у меня начинается апатия – мне этот проект неинтересен. Хорошо себя чувствуешь, только когда работаешь.

– Самый ваш грандиозный проект сегодня – российский «Диснейленд». Что вы о нем можете сказать?

– Только то, что сейчас придумываю какого-нибудь героя для этого парка. Не скажу, кого, пусть это останется тайной. Парк будет больше американского: Москва – огромный город, и для нее нужны большие парки. Сейчас мы с детьми делаем разные рисунки – я хочу пойти на эксперимент и сделать парк таким, каким его видят дети. Ведь лучше самих детей никто не знает, что нужно.

– Я видел вас на открытии Биеннале современного искусства в бывшем Музее Ленина. Как вы относитесь к этой затее?

– Я создал три музея в Москве. Они показывают современное искусство. Пора уже отстаивать свободу и индивидуальное отношение в искусстве. Я за разные направления. В России очень много талантов. Это и в Европе, и в Америке понимают: был бы у них балет или опера, если бы не мы? Не было бы! Так же и в искусстве. Биеннале учит мыслить свободно. Мне он очень понравился. Биеннале первый, и мы не опозорились. Новое поколение поняло, что нужно быть разными и все делать своими руками. Хватит мыслить одинаково.



Справка «НИ»

Зураб ЦЕРЕТЕЛИ родился 4 января 1934 года в Тбилиси. В 1958 году окончил Тбилисскую академию художеств. В 1960-х годах начал свою работу в качестве художника-монументалиста. Гигантские скульптуры мастера установлены не только в Грузии и России, но и в Токио, Бразилиа, Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Севилье и других городах мира. В Москве Церетели создал ансамбль на Поклонной горе, комплекс скульптур на Манежной площади, монумент Петру Великому, участвовал в воссоздании храма Христа Спасителя. В 1997 году он был избран президентом Российской академии художеств. В 1999 году стал первым директором Московского музея современного искусства. В 2003 году получил российское гражданство. Зураб Церетели – народный художник Грузии, СССР и России, член Грузинской и Российской академий художеств, лауреат Государственной премии России, награжден российским орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 февраля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: