Главная / Газета 21 Января 2005 г. 00:00 / Культура

Не бей лежачего

Современные художники, как умеют, возрождают подпольное искусство протеста

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

В ЦДХ начала работу выставка «Россия-2». Это один из самых провокационных проектов Московской биеннале современного искусства. Его устроители решили показать, какое в сегодняшней России искусство протеста и есть ли оно вообще.

Проект Мизина и Шабурова «Ребята с нашего двора» можно было бы назвать «В каждом рисунке – Путин». (Фото ИТАР-ТАСС)
Проект Мизина и Шабурова «Ребята с нашего двора» можно было бы назвать «В каждом рисунке – Путин». (Фото ИТАР-ТАСС)
shadow
Современный художник – стратег и тактик. Он должен четко рассчитывать свой посыл. Написать просто пейзаж – вещь нехитрая. Надо еще знать, как этот пейзаж впишется в галерею или выставочный зал. Судьба обыкновенного пейзажа – стена заурядной спальни. Чтобы он попал в коллекцию, а художник в разряд «актуальных», в пейзаже должен быть по меньшей мере Шварценеггер с оторванной рукой (как у Дубосарского) или мечети вместо среднерусских церквей («Исламский проект» группы АЕС). Короче говоря, в актуальном произведении должна быть известная доля провокации. В этом плане лучшая питательная среда для современного художника – политика и масс-медиа.

Именно на почве политических игр вырос проект «Россия-2». Суть его простая. Россия времен президентства Путина, по мнению устроителей, – Россия № 1: здесь свои идеалы, демократия, замешанная на «властной вертикали», довольство, достаток, стабильность и взаимная любовь государства, церкви и средств массовой информации. Именно так ее представляют кремлевские политстратеги.

Россия № 2 – это отгороженная территория искусства, которое нападает на Россию-1, не дает ей спокойно жить и третирует скандальными вылазками. Короче говоря, выставка «Россия-2» претендует на то, чтобы называться смотром независимого искусства. Будь нынче советские худсоветы, они бы припечатали участников прозвищем «диверсанты» и, возможно, обвинили бы в подрыве государственных устоев. Впрочем, в своей честной борьбе с властью художники «России-2» попали в свою же ловушку: власть их не замечает, и воевать приходится с собой.

Такой видится Олегу Кулику Мадонна нашего века.
shadow Точки, куда бьют художники, предсказать несложно: армейская тема (шокирующий «Фонтан» Василия Цаголова), лицемерие власти, не признающей критики, и церковный шовинизм. Среди новых артефактов на выставке – работа Олега Кулика «Мадонна с младенцами»: стеклянная автобусная остановка, на одной из стенок которой вместо рекламного постера помещена фотография террористки с поясом шахида, сидящей в кресле перед обвалившейся статуей вождя. При всей казалось бы эпатажности по теме инсталляция Кулика – зрелище эстетское, беспомощное и в социальном плане холостое. Примерно так же в модных журналах наряжают и усаживают манекенщиц «продвинутые модельеры». Король скандала Авдей Тер-Оганьян прислал в ЦДХ абстрактные картины в духе Малевича (квадратики, стрелочки, полоски, кружки), под которыми сделал нечто вроде пояснительных надписей: «Это произведение направлено на унижение лиц еврейской и русской национальности», «Это произведение оскорбляет честь и достоинство мэра Ю.М. Лужкова», «Это произведение публично оскорбляет патриарха Всея Руси Алексия II». В этом смысле он использовал прием самих политиков – ничего не говорить напрямую.

Но ярче всего политический маскарад обыгрывает группа «Синие носы»: огромный постер «Ребята с нашего двора» представляет десяток развеселых художников с масками-лицами Владимира Путина. Именно это низведение политических икон до народного примитива, дуракаваляние на фоне высоких идей – лучшее достижение дуэта Мизина и Шабурова и всего российского арта начала 2000-х.

Вообще же с российским «искусством против власти» происходит странная штука: оно расцветает как раз тогда, когда власть и так уже расшатана (так случилось во времена перестройки), и впадает в ступор, стоит только политикам оправиться и заняться делом. Сейчас, например, самая горячая тема в арт-тусовке – как себя вести на фоне политической апатии: уйти ли в свой мир (что, собственно, большинство и сделало) или как-то возродить идеалы нонконформистов 60-х. В последнем случае придется столкнуться с чиновничьей машиной (в конце концов государство тоже должно себя защищать). А столкновение с прокуратурой, судя по опыту того же Тер-Оганьяна, не дает художественного и карьерного роста. Кроме того, государство – пока единственный безотказный спонсор. Ведь биеннале проходит на деньги Министерства культуры. В этой ситуации самая простая позиция – юродство: говорить притчами и знаками, лежать на спине, размахивать ручками-ножками и выкрикивать изысканные ругательства в никуда и ни о чем. Лежачего, как известно, не бьют.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 января 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: