Главная / Газета 16 Декабря 2004 г. 00:00 / Культура

Комсомольское племя-2004

В театре Вахтангова воскресили «Веселых ребят»

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

На сцене Театра имени Вахтангова прошла премьера мюзикла «Веселые ребята», поставленная по мотивам одноименного советского фильма 30-х годов. Музыку к кино написал, как известно, Исаак Дунаевский, над мюзиклом трудился его сын Максим. Корреспонденту «НИ» показалось, что мюзикл получился стильным и смешным.

В новой версии черно-белое стадо пастуха Потехина обрело новые краски. (Фото ИТАР-ТАСС)
В новой версии черно-белое стадо пастуха Потехина обрело новые краски. (Фото ИТАР-ТАСС)
shadow
За реанимацию «Веселых ребят» взялись лучшие композиторско-поэтические кадры страны – Максим Дунаевский, Игорь Иртеньев и Вадим Жук. Максим Исаакович достойно продолжил дело своего отца, написавшего музыку к кинофильму, и сделал несколько удачных шлягеров, почти идеально вписавшихся в стилистику 30-х. Во всяком случае, новая песня «Кончается лето» вполне может поспорить и с «Легко на сердце от песни веселой», и «Любовь нечаянно нагрянет». Аранжировки новым песням делали современные музыканты Борис Рубекин и Андрей Суротдинов из группы «Аквариум».

Между тем, когда Дунаевскому-сыну предложили написать музыку к театральному ремейку «Веселых ребят», приуроченному к 70-летию картины, он отнесся к такой идее более чем настороженно. Даже во время премьеры Максим Исаакович что-то оживленно обсуждал со своими друзьями и коллегами, то и дело оглядывая сцену критическим взглядом, однако журналистов заверил, что в целом постановкой доволен. Сложнее всего было найти актрису и певицу на роль домработницы Анюты, которую в фильме сыграла несравненная Любовь Орлова. Однако задача была успешно решена: Ирина Богушевская с ее замечательным голосом не затмила Орлову, но была на две головы выше Ирины Апексимовой (Лена) и остальных, как, впрочем, и положено по сценарию. Харатьяну в роли пастуха Потехина пришлось заочно соревноваться с Леонидом Утесовым.

Сюжетная линия мюзикла и фильма практически не отличается друг от друга. Коров, овец, кур и прочих питомцев Константина Потехина изображают актеры. Даже знаменитую заставку с месяцем и часами удалось «оживить» – в мюзикле это танцовщики. Создатели решились и на постановку знаменитой драки в общежитии, киноверсия которой входит в число 50 лучших драк в истории мирового кино. Впрочем, воспроизвести ее с тем же успехом, что и режиссер Григорий Александров, конечно же, не получилось. Но цель оправдана. Мимо зрителя не проходит ни один нюанс: всю дополнительную информацию сообщает похожая на Верку Сердючку взбалмошная тетка с украинским акцентом и хлопушкой в руках.

Впрочем, режиссерам показалось, что кинохиту на сцене тесно, и решили использовать все пространство зала. Во втором отделении герои появляются между креслами, оккупируют ложи, а в диалогах между собой называют театр «Большим театром имени Вахтангова» (как известно, по сценарию действие происходит в Большом театре). Маэстро Леопольдо Фраскини, которого споили накануне выступления на главной сцене СССР, робко присаживается на «случайного» зрителя, которым на премьере оказался директор группы «Аквариум» Максим Ландэ. Максим понимающе улыбнулся, а вот сидящие рядом с ним дети – действительно случайные – не на шутку испугались «пьяного маэстро».

От советской риторики, к которой вынужден был прибегнуть киногигант Александров, в мюзикле постарались избавиться. Строчки к песням Василия Лебедева-Кумача про «комсомольское племя», про то, как «нам песня строить и жить помогает», и снежно-белые серп с молотом в числе прочего реквизита – вот и все, что напоминает о временах нэпа. То есть мюзикл можно ставить хоть в Датском королевстве, хоть в солнечной Бразилии. После премьеры Игорь Иртеньев заметил корреспонденту «НИ»: «Мы с Вадимом (Жуком) старались избегать сталинщины и не привязывались к тому времени. Мы пытались сделать сказку на все времена». Иртеньев лукавит, ведь фразы «Я сделал все на мази» и «облом», звучавшие с вахтанговской сцены, явно принадлежат дню сегодняшнему. Кроме этого, собутыльники Фраскини уговаривают его продолжить водочную трапезу словами: «Надо, Фраскини, надо! За Европу! Европа – наш общий дом». Впрочем, в отличие от мюзикла We will rock you, который идет сейчас в Театре эстрады, здесь шуточки нашего времени прижились гораздо лучше и выглядят более уместно, ведь о серьезных вещах говорить лучше в шутку и походя. Публика покидала зал улыбаясь.


Опубликовано в номере «НИ» от 16 декабря 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: