Главная / Москва / 26 Ноября 2004 г.

Дворец по сходной цене

Сегодня пройдет первый аукцион по продаже памятников культуры

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ

Пока Министерство культуры России пытается решить, каким образом при недостатке финансирования сохранить погибающие памятники, в Москве и регионах выход найден: достояние страны уже сегодня идет с молотка. Как можно прикупить себе дворец или старинную дворянскую усадьбу, выяснил обозреватель «Новых Известий».

shadow
Выступая недавно в Совете Федерации, министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов рассказал о ситуации в стране с охраной памятников архитектуры. По его словам, в ходе министерского мониторинга выяснилось, что почти 25 процентов памятников России находятся в аварийном состоянии. Министр Соколов заявил: «Без приватизации ничего сделать нельзя», однако «сначала необходимо срочно принять весь пакет законов, устанавливающих разграничение прав собственности на объекты культурного наследия, а потом уже и продавать».

Однако, по сведениям «Новых Известий», еще до принятия законов крупные дилеры и аукционные дома совместно с муниципальными властями уже начали тайную подготовку к будущему появлению на рынке дворцов и усадеб. К примеру, уже на сегодня назначен крупный аукцион, на котором будет продаваться подмосковная историческая усадьба в Константиново (20 км от МКАД). Этот памятник старины принадлежал родному брату знаменитого путешественника Пржевальского. Усадьба построена в начале XIX века и имеет 2,5 тыс. кв. м площадей. Вся эта красота выставлена по смехотворной цене – 200 тысяч долларов. Однако, когда по заданию редакции обозреватель «Новых Известий» решил попробовать прицениться к усадьбе, стало ясно, что, скорее всего, этот лот никто не купит, ибо при более пристальном взгляде покупатели наткнутся на несколько «странностей».

Вся загвоздка в том, что усадьба не продается в привычном смысле этого слова, а «сдается в аренду на 45 лет». Притом к будущему владельцу администрация Домодедовского района предъявляет ряд серьезных требований. Прежде всего отреставрировать ее в сжатые сроки. В итоге реальная стоимость усадьбы увеличивается почти в три-четыре раза, причем гарантий на будущее ее обладание никто не дает.

Руководитель аукциона недвижимости Полина Груганова на вопрос о возможности покупки особняка корреспонденту «Новых Известий» призналась: «Обычно мы работаем с историческими зданиями, которые уже находятся в частной собственности. Но здесь мы сделали исключение – эта усадьба имеет очень сложный статус. Для нас это скорее культурная акция. Я бы вам советовала больше внимания обратить на уникальную княжескую усадьбу Ивановское-Козловское Клинского района, которая не сдается в аренду, а продается. Она была приватизирована в период послабления закона о памятниках – где-то в 1993–1994 гг., и теперь хозяева ее продают по хорошей цене. Это памятник действительно сверхценный». На «памятник» в 1,5 тысячи кв. м установили начальную цену в 10 млн. долларов.

После знакомства с рынком памятников у корреспондента «НИ» возник вопрос: откуда частные компании получают памятники культуры федерального и муниципального значения? Оказалось, пока центр разрабатывает весь пакет документов и думает, стоит ли вносить изменения в законодательство о культурном наследии, первые практические шаги делают региональные руководители. Для этого они пользуются особой лазейкой – президентским указом от 1994 года, подтвержденным Министерством культуры (тогда министром был Евгений Сидоров) в 1996 году. По этому указу вполне могут быть приватизированы памятники местного значения. К этой категории нельзя отнести особо ценные объекты (главным образом музеи) и все культовые постройки. Удивительно, что все эти указы отменил основной закон, принятый два года назад. По нему любая продажа любого памятника (местного или федерального), находящегося под охраной государства, нелегальна. Но регионам это не указ.

Если раньше провинциальные власти всеми силами пытались поставить какую-нибудь усадьбу на всероссийский учет, чтобы получать бюджетные деньги, то теперь они заинтересованы в обратном – снять с общероссийского учета архитектурные объекты и перевести их в свое хозяйство. Именно этим и занят сейчас Юрий Лужков, начавший сражение с Минкультом за обладание Манежем и Домом Пашкова. Администрация Свердловской области в середине ноября сообщила о продаже трех двухэтажных особняков начала ХХ века в центре Екатеринбурга. О тотальной продаже архитектурных объектов год назад объявили и во Владивостоке (сейчас все документы для этого уже подготовлены). По информации «НИ», почти все приволжские города – Кострома, Ярославль, Рыбинск и др. – также начали готовить документы по местным памятникам, пригодным к приватизации. Имеется еще одно важное отличие ситуации в центре от положения в регионах. В Москве или даже в Санкт-Петербурге коммерсанты готовы реставрировать ценные сооружения на условиях льготной аренды. В Москве, например, действует еще один вариант: объявляется конкурс на восстановление какого-либо объекта (так было с Галереей Шилова в историческом особняке на Знаменке), а затем инвесторы получают в этом помещении часть офисных площадей. Поэтому в Москве и Питере закон о памятниках воспринят без особого вдохновения. Более того, краеведы опасаются, что лучшие усадьбы и дома двух столиц немедленно перейдут в руки полуграмотных нуворишей.

Совершенно другая обстановка в провинции. Квадратные метры там стоят дешево, и никто не будет вкладывать деньги в государственные дома. Если их вкладывать, то в личную собственность. В середине ноября в Суздале прошла Первая всероссийская конференция по проблемам исторических городов. Ее участники почти единогласно высказались за приватизацию объектов культуры в регионах. Их поддержал зампред Госстроя Пшимаф Шевацуков: «Мы доохранялись до того, что 80% памятников дошли до полного – стопроцентного – износа. В России 426 исторических городов, и 90% из них не в состоянии поддерживать свое наследие. Тем более что финансирование памятников культуры в будущем году будет сокращено ровно наполовину! Короче говоря, если у кого-то есть желание прикупить дворец, то лучше всего сразу отправиться на Верхнюю Волгу или к востоку от столицы».

Центр выжидает и собирает информацию, провинция потихоньку (без объявлений и конкурсов) распродает особняки. В этом деле главное – зачин. По прогнозам риелторов, через полгода (самое меньшее весной 2005-го) начнется муниципальный бум аукционов исторической недвижимости. И здесь, прежде чем покупать дворянское гнездо, надо быть очень внимательным. Для начала хотя бы ознакомьтесь со всем сводом документов по памятнику. Ведь аукционные дома не дают никакой информации, в каких условиях эксплуатировались помещения. Стоит помнить опыт Венеции: там дворцы продавались за 1 доллар, и их никто не брал. Оттого, что счастливые обладатели дворца должны были в сжатые сроки вложить в него десятки миллионов.

Памятники культуры уже выставляются на аукционы, но в таком состоянии их вряд ли кто купит.
shadow Необходимость передачи в частные руки запущенных памятников архитектуры – самая горячая тема прошедшего лета и осени. О ней говорили руководители всех рангов и уровней. Начала дискуссию губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, открыто объявив о необходимости приватизировать питерские дворцы до того, как они полностью разрушатся. Ее московский коллега Юрий Лужков в мае в Колонном зале произнес сакраментальную фразу: «Даже богатый город не всегда имеет достаточно средств для должного содержания памятников». Короче говоря, отмашка властями дана – пора копить деньги на бесхозные шедевры. Правда, Юрия Михайловича и московские власти сейчас больше волнует не столько вопрос продажи памятников, сколько их перераспределение между федеральной и муниципальной собственностью.

В конце концов, на споры о приватизации памятников отреагировало и Министерство культуры и массовых коммуникаций. Лично министр Александр Соколов выступил инициатором сначала министерской коллегии, а потом отдельного заседания правительства по вопросам сохранения культурного наследия России. И хотя на заседании 21 октября обсуждались только общие проблемы охраны памятников, каждый из участников (а там присутствовали и авторитетные эксперты) держал в голове один вопрос: как бы эти памятники получше продать.

Нынешние итоги заседания «Новым Известиям» прокомментировал замдиректора Департамента госполитики Министерства культуры Геннадий Заботкин: «На заседании был принят протокол, по которому министерству поручалось подготовить предложения по изменению законодательства, уточнить перечень федеральных памятников, вместе с Минэкономики разработать критерии оценки стоимости памятников. Все это предполагается сделать в первом квартале 2005 года. При этом никто продажу памятников не разрешал. Никто не отменял 73-й федеральный закон, запрещающий такую продажу. Главное сейчас – уточнить разграничение прав собственности на культурные объекты».

К слову сказать, всем этим – и перечнем памятников, и законодательством, и критериями ценности – уже не первый год занимается Институт искусствознания. Его директор Алексей Комеч не раз говорил «НИ», что в российских условиях, пока один памятник ставится на госучет, десяток других исчезает. Комеч выступает за приватизацию, считая, что это спасет тысячи провинциальных строений. Однако он подчеркивает, что приватизация должна идти за разработкой условий реставрации и эксплуатации ценных объектов.



Дворцовый передел

Опубликовано в номере «НИ» от 26 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: