Главная / Газета 19 Ноября 2004 г. 00:00 / Культура

Братство Кремля

Москва выслушала «Властелина колец»

КОНСТАНТИН БАКАНОВ

Канадский композитор Говард Шор, написавший музыку к культовому кинофильму «Властелин колец», лично в течение двух вечеров дирижировал в Кремлевском дворце симфонией по мотивам этой картины. Пока Национальный филармонический оркестр России вместе с Говардом Шором исполняли симфонию, на огромном экране гости Кремлевского дворца наблюдали самые яркие кадры из фильма.

В Кремле доказали, что симфонии можно «смотреть». Фото ИТАР-ТАСС
В Кремле доказали, что симфонии можно «смотреть». Фото ИТАР-ТАСС
shadow
На Западе трехкратного оскароносца Шора почти боготворят. Композитор, написавший классическую музыку к 70 голливудским фильмам, в том числе к «Молчанию ягнят», «Пауку», «Догме» и «Бандам Нью-Йорка», уважаем и почитаем как академической элитой, так и народными массами, потребляющими продукцию фабрики грез. Вероятно, такова судьба современных композиторов-классиков: если два-три столетия назад гении служили в основном при королевских дворах, то в XXI веке они служат при Голливуде. Наши композиторы-современники тоже известны благодаря кассовым фильмам. Достаточно назвать молдаванина Евгения Догу, написавшего гениальный вальс к киноленте «Мой ласковый и нежный зверь». Московские скрипачи в подземных переходах заработали себе на этой мелодии не один кусок хлеба. Впрочем, сами композиторы несильно переживают по поводу того, что их произведения «раскручиваются» коммерческой киноиндустрией. «Музыка всегда остается музыкой», – патетически заметил Говард Шор в ответ на вопросы московских скептиков.

Накануне концерта много говорилось о том, что проект способен вызвать интерес к симфонической музыке у киноманов. Однако объединить в одном зале любителей классики, завсегдатаев кинотеатров и поклонников Толкиена не удалось. Кремлевский дворец был заполнен далеко не полностью, а из толкиенистов корреспонденту «Новых Известий» встретилась одна-единственная симпатичная «эльфийка» в зеленом платье и с характерной лентой на голове. Впрочем, общего у концерта и его первоисточника – культовой книги «Властелин колец» – оказалось немного: карандашные эскизы с картами Средиземья, рисунки сказочных замков и портреты главных героев, которые демонстрировались на большом экране над сценой на протяжении всего действа. Толкиенистов картинки с их любимыми персонажами не привлекли, зато некоторых любителей музыки шокировали. Когда один из самых «симпатичных» героев фильма Горлум глядел с экрана своими огромными страшными, полными кошмара глазами на спиваковский оркестр, меломаны зашушукались: «Ужас!» Пресловутое кольцо с надписями на языке Мордора также появлялось над сценой неоднократно. Без этих рисунков концерт воспринимался бы абсолютно по-иному. Что бы ни говорили, а кольцо Толкиена продолжает выполнять свою магическую роль.

Из 12 часов музыки, созданной Говардом Шором, в кинотрилогию вошли лишь три, а в концертную версию всего два часа. Оркестр, которым дирижировал сам автор, изучил новую мелодию и новые инструменты в рекордные сроки. «После того как за час мы освоили гаубицы Кшиштова Пендерецкого, ни с африканскими, ни с тибетскими инструментами проблем у нас не возникает», – заявил директор коллектива Георгий Агеев. Музыкантам помогали хор Академии хорового искусства и детский хор. Всего на кремлевской сцене разместились по меньшей мере 250 человек.

Канадский композитор остался доволен оркестром Спивакова.
shadow Однако опасения директора НФОРа, высказанные за несколько дней до премьеры в беседе с журналистами о том, что «Кремль – огромный и неуютный зал», к сожалению, подтвердились. Здание, сооруженное для съездов КПСС, категорически не поддается акустическому укрощению. И если с поп-артистами, зачастую работающими под полную или частичную фонограмму, еще удается худо-бедно решить вопрос, для симфонического оркестра задача оказалась неподъемной. Хор звучал еще хуже: тихо и не вполне внятно. Вся патетика созданной музыки беспомощно растворялась где-то в воздухе, а ведь Шор создал абсолютно «комфортную» симфонию, идеально подходящую и для фонового звучания, и для концерта. Обитый деревом Большой зал столичного Дома музыки легко справился бы с этой проблемой. Впрочем, справедливости ради нужно сказать, что с соло хористов звукорежиссеры не оплошали. Порадовал упитанный молодой человек из детского хора, который бодро солировал на английском с ярко выраженным, характерным для нас акцентом. Безусловной звездой показала себя норвежская сопрано Сиссел, исполнившая вокальные партии в заключительных частях концерта.

Несмотря на проблемы со звуком, Говард Шор остался доволен сотрудничеством со спиваковским оркестром. И на репетициях, и на концертах немногословный маэстро улыбался, а в его глазах читалось удовольствие от работы с профессиональными музыкантами, коих в России всегда было достаточно. В финале симфонии Шор победоносно потряс руками над головой, а также лично поблагодарил мальчика-хориста с проблемным английским, который, невзирая на трудности перевода, по части вокала оказался вундеркиндом. Москва оказала голливудскому гуру взаимные почести. Иначе как живым классиком его здесь не называли. Удовольствие от совместной работы канадский композитор и российский оркестр продолжат в Японии, куда они отправятся с той же программой.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: