Главная / Газета 26 Октября 2004 г. 00:00 / Культура

Необычный концерт

Российский Национальный оркестр (РНО) представил Москве сочинения одного из самых богатых людей Америки

МИХАИЛ МАЛЫХИН

Вчера плетневский РНО выступил в Большом зале Московской консерватории, где исполнил произведения Вазгена Мурадяна (автора 57 симфоний и концерта для балалайки), Гордона Гетти (одного из самых влиятельных нефтяных магнатов Америки) и Иоганнеса Брамса (просто композитора).

shadow
Пожалуй, только седые московские консерваторы (завсегдатаи консерватории) теперь верят, что классическая музыка – это чистое искусство, где нет места политике и бизнесу. Сами исполнители давно знают: чтобы тебе были рады в мировых музыкальных столицах, недостаточно просто гениально играть на своем инструменте. Знают, что связь между классической музыкой и политикой, равно как и между популярностью и бизнесом – прямая.

Рецептов успеха не так уж и много. Можно заручиться поддержкой уже состоявшейся мировой звезды ранга Монтсеррат Кабалье (как это сделал Николай Басков) или Пласидо Доминго (как это делают оперные звезды Мариинского театра). Чтобы поднять свой рейтинг, можно сыграть в одном концерте с поп-идолами (как это сделал альтист Юрий Башмет, выступая со Стингом и Элтоном Джоном). Иногда бывает полезно оказаться на страницах скандальных хроник, по пути на гастроли вступившись за честь женщины на борту международного авиалайнера, как это делал скрипач Владимир Спиваков. А иногда полезно оказаться убежденным диссидентом и об этом твердить, встречаясь с президентами Америки, Франции и других держав, как это делает виолончелист Мстислав Ростропович. Чтобы быть уверенным в своих силах, все-таки лучше заручиться покровительством британского принца Чарльза по примеру дирижера Валерия Гергиева или, на худой конец, владельцев сахарных заводов в Ницце по примеру пианиста Дениса Мацуева.

Российский Национальный оркестр в этом смысле – уникальный коллектив. Он со дня своего основания использует весь арсенал средств, чтобы не лишний раз подчеркнуть, что он – лучший. В его покровителях, как и у Гергиева, числится британский принц (правда, не Чарльз, а Майкл Кентский), в его друзьях, как и у Ростроповича, – президенты Клинтон и Горбачев (именно их РНО пригласил записать музыкальную сказку Прокофьева «Петя и волк»). Главный же козырь коллектива, возглавляемого Михаилом Плетневым, долгое время был в тени. Вчера оркестр открыл карты и продемонстрировал Москве некоего композитора Гордона Гетти – главного американского попечителя коллектива, отпрыска одной из самых влиятельных в Америке семей нефтепромышленников.

Гетти прибыл в Россию ради исполнения своих «Трех Валлийских песен» для симфонического оркестра. Возможно, об их художественных достоинствах можно спорить – как композитор, Гетти отлично знает свое ремесло, придерживается классических канонов, но в гениальности критиками никогда не был заподозрен. Зато его произведения типа единственной оперы «Пухлый Джек» записываются лондонским симфоническим и прочими лучшими оркестрами мира. Российский Национальный среди друзей композитора-миллионера – особенный. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в списках попечителей РНО фонд Анны и Гордона Гетти стоит под номером один. Трудно представить, какие суммы он тратит на россиян, если учесть, что он возглавляет Попечительский совет фонда РНО, а ежегодная капитализация коллектива составляет не менее миллиона долларов. Понятно, что на вчерашней презентации программы концерта «Песни» Гетти затмили не только увертюры Иоганнеса Брамса, но и концерт некоего композитора Вазгена Мурадяна – автора 68 (!) инструментальных концертов и 57 симфоний (для сравнения, у Чайковского их было 6, у Бетховена – 9, а у Моцарта – 41). В интервью «Новым Известиям» загадочный Вазген Мурадян признался, что лишь немногие его произведения, среди которых – концерт для балалайки с оркестром, увидели свет. Тем временем главный попечитель оркестра композитор Гордон Гетти ответил на другие вопросы нашей газеты.



Справка «НИ»

Гордон ГЕТТИ родился 20 декабря 1933 года в Лос-Анджелесе. Он был четвертым сыном в семье нефтяного мультимиллионера Пола Гетти. В 1956 году он окончил Университет Сан-Франциско, где получил степень бакалавра в области английской литературы. Еще во время учебы в университете Гордон брал уроки по классу фортепиано и вокала. После короткого периода, когда он занимался семейным бизнесом, Гордон поступил в Консерваторию Сан-Франциско, где изучал теорию музыки. Основной сферой деятельности Гордона Гетти остается бизнес. В частности, в Вашингтоне действует принадлежащая ему компания «Гордон П. Гетти Траст». Многомиллионные доходы Гетти позволяют ему иметь фонд Ann and Gordon Getty Foundation, через который он спонсирует культуру по всему миру. В 1994 году он основал Russian Art Foundation, первым объектом поддержки которого стал Российский Национальный симфонический оркестр под управлением Михаила Плетнева. Первым же их совместным проектом стала постановка оперы Plump Jac («Пухлый Джек», автором которой, а также исполнителем заглавной партии – толстого Джека Фальстафа – являлся сам Гордон Гетти).

Гордон Гетти: «С Большим театром мы об опере не договаривались»

– Господин Гетти, это ваш первый визит в Москву? Вы не опасаетесь террористов, которыми теперь пугают Америку западные газеты и телевидение?

– Теперь в мире нет безопасных мест, поэтому этот вопрос меня волнует меньше всего. В Москве я был уже несколько раз, впервые – в 1994 году. Тогда я видел в ней оплот коммунистов и не испытывал особых симпатий. С тех пор многое изменилось. Люди стали свободней, стали одеваться богаче, стало так много дорогих машин на улицах.

– В программе московского концерта стоят ваши «Три Валлийские песни». Как у вас возникла идея их создания?

– В молодости мне очень нравилась одна валлийская песня. Но исполнить ее мне было неудобно. Во-первых, она была неудобна для баритона, а во-вторых, у нее оказалась не очень выразительная аранжировка. Я решил ее переделать, а затем родилась идея сделать из нее симфоническое произведение. Потом приглянулись еще две песни...

– Ваши произведения плетневский оркестр сейчас исполняет под руководством главного дирижера Большого театра Александра Ведерникова. Наверняка вы с Ведерниковым говорили о вашей единственной опере «Пухлый Джек». Не собираетесь ли предложить ее Большому театру?

– Сегодня я действительно занят этой оперой. Мне не нравится ее первоначальная оркестровка, и я решил ее изменить. Премьера оперы наверняка произойдет уже в следующем году, но о возможности постановки ее в Большом театре мы не говорили. Если даже возникнет такое предложение, то оно должно поступать от руководителей театра, а не от меня.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: