Главная / Газета 18 Октября 2004 г. 00:00 / Культура

Семейный Достоевский

Француз Режис Обадиа и его жена сделали «Идиота» из русской классики

ОЛЬГА ЕГОШИНА

В Российском молодежном театре (РАМТ) состоялась премьера «Идиота» по роману Федора Достоевского. Постановка, хореография и сценография принадлежат Режису Обадиа. Инсценировка, музыкальное оформление и стиль – его жене Елизавете Вергасовой. Семейный подряд оказался неудачным.

За танцем в новом «Идиоте» следовали разговорные сцены, за разговорами – танцы. И так весь спектакль.
За танцем в новом «Идиоте» следовали разговорные сцены, за разговорами – танцы. И так весь спектакль.
shadow
Когда-то царь в «Золотом петушке» очень искренне выспрашивал звездочета: «И зачем тебе девица?» Сидя на спектакле РАМТа «Идиот», очень хотелось бы спросить хорошего, давно известного в Москве своими работами французского хореографа Режиса Обадиа: зачем ему сдались лавры драматического режиссера? И почему для дебюта на столичной сцене он выбрал именно «Идиота» Достоевского? Произведение сакральное для русской культуры, обладающее огромным театральным шлейфом? И зачем из десятка инсценировок выбирать худшую – на удивление беспомощный путаный опус Елизаветы Вергасовой (его собственной жены)?

Судя по происходящему на сцене, самому Режису Обадиа все эти мудреные перипетии романа Достоевского, выяснения отношений, все его герои, безумцы и святые, были решительно безразличны. Действие бесхитростно поделено на части: драматическую и пластическую. Отыграли разговорный эпизод, потом немного поплясали, побегали по кругу, порезвились. Потом снова разговорный эпизод. Потом снова порезвились. Хоть по часам следи. Довольно изобретательные пластические эпизоды явно поставлены самим Обадиа. Единственный упрек, который к ним можно обратить: что к собственно сюжету романа они относятся мало. То танец многих пар, то зловещее погружение женщины в груду похотливых мужских тел, то эротическая сцена мужчины с обнаженным торсом и женщины. Актеры РАМТа хоть и очень стараются: и бегают, и падают, и кружатся, – но явно уступают в пластичности солистам балета и современного танца.

Психологические эпизоды, несущие главную смысловую и сюжетную нагрузку, явно поставлены человеком, от режиссуры далеким. Ученически выстроенные бедные мизансцены, неточные смысловые ударения, отсутствие как сколько-нибудь внятного общего решения, так и решения отдельных сцен. Актеры РАМТа играют кому как бог на душу положит и чаще всего жмут на все педали, стараясь усилением голоса и жеста скрыть отсутствие мысли. Больше всего жаль князя Мышкина – Дениса Баландина и Настасью Филипповну – Ирину Низину. Молодые способные актеры буквально срывают себе голоса и портят профессиональные навыки.

В зале, набитом школьниками, не стихает смех, и боюсь, после спектакля РАМТа ни одному учителю литературы не удастся втолковать своим ученикам, что Достоевский вовсе не писал плохие, клочковатые и надуманные мелодрамы. А также объяснить, что и к театру увиденное относится в лучшем случае по касательной.


Опубликовано в номере «НИ» от 18 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: